ТАРАС ШЕВЧЕНКО – АКАДЕМИК ПО ГРАВИРОВАНИЮ

(к 155-летию присвоения Т.Г. Шевченко звания академика Санкт-Петербургской Академии художеств)

 

«Выйдя из простого народа, он не отвернулся от нищеты и голытьбы, наоборот он и нас повернул лицом к народу, заставил полюбить его и сочувствовать его переживаниям. Он шёл впереди, указывая и чистоту слова, и чистоту мысли, и чистоту жизни»

(Л. Жемчужников, русский и украинский художник).

«Никакие голословные возражения не поколеблют нашего мнения, опирающегося на такой авторитет, как Шевченко… Опираясь на этот непоколебимый авторитет, мы твёрдо говорим, что те, которые захотели бы говорить противное, ослеплены предрассудком…»

(Н. Г. Чернышевский, русский революционер-демократ, философ, писатель, литературный критик).

Т. Г. Шевченко. Автопортрет в светлом костюме. Санкт-Петербург. 1860. Бумага, офорт (21 × 13.6 см). Национальный музей Тараса Шевченко, Киев, инв. № г – 676.

     Интерес к гравюре возник у Т. Шевченко еще в годы обучения у К. Брюллова. Его первыми опытами в этой области были офорты альбома «Живописная Украина» (1844 г.). Решив совершенствоваться в гравировальном искусстве после ссылки, Шевченко копировал произведения выдающихся мастеров прошлого и работал над собственными гравюрами в технике офорта и акватинты1. Чтобы заняться гравюрой, в большом здании Академии художеств ему была отведена маленькая с одним окном мастерская с антресолями вместо кровати. «О живописи, писал Т. Шевченко в своём дневнике, теперь нечего и думать! Я и прежде был посредственным живописцем, а теперь и подавно. Десять лет неупражнения в состоянии сделать из великого виртуоза кабашного балалаечника».

Гравировальным классом в Академии художеств руководили тогда заслуженный профессор Н. Уткин и талантливый русский гравёр, профессор и академик хранитель эстампов в Эрмитаже Ф. Иордан, к советам которых часто прислушивался художник.

В течение 1859 1861 гг. Т. Г. Шевченко активно работает в области гравюры. Он рисовал и гравировал копии с офортов знаменитого Рембрандта, воспроизводил картины русской живописной школы, являлся и портретистом. Из всех видов гравирования ему полюбилось больше всех гравирование на меди крепкой водкой2.  Почти все его гравюры этого периода выполнены этим способом.  Первыми гравёрными работами, выполненными в Академии, были: 5 копий с гравюр Рембрандта «Виноградари», «Сцена в купеческой конторе» и др.; «Две девушки»; одалиска (предположительно «Сама себе хозяйка»); «Головка»; «Автопортрет»; «Крестьянин-странник» и «Спящая женщина с открытою грудью и папироской в руке».

В апреле 1859 г. Т. Шевченко обратился к совету Академии с официальной просьбой удостоить его звания академика или же дать ему программу для получения этого звания
и представил на его рассмотрение свои офорты: «Притча о работниках на винограднике» (по картине Рембрандта) и «Приятели» по картине русского художника И. Соколова. Совет  постановил признать его «назначенным в академики и задать программу на звание академика по гравированию на меди».

Т. Г.Шевченко. Приятели. Бумага, офорт, акватинта 14,2 × 20,2 см, 18 × 23 см,

(31,2 × 35 см). [Санкт-Петербург]. [Не позднее 15.ІІІ] 1859. Национальный музей Тараса Шевченко, инв. № г – 314.

     Внизу на картинке офортной штрихом надпись: И. Соколовъ; слева под изображением – Грав. Т. Шевченко 1859; внизу посередине под изображением: – Ой встань Харьку, ой встань отец, просят тебя люди.

     Ниже рукой Шевченко красным карандашом надпись: Козаку Николаю Билозерскому на память Основы 12 марта 1860 Т. Шевченко.

 

Т. Г. Шевченко. Притча о работниках на винограднике. Бумага, офорт, акватинта

29 × 40 см, 36 × 44,5 см, (41 × 53 см). [Санкт-Петербург]. [15.VII – 7.ХІ] 1858. Национальный музей Тараса Шевченко, инв. № г – 310.

 

В конце сентября 1859 г. он изготовил офорт «Мангышлакский сад» с собственного рисунка, сделанного в Новопетровском укреплении, в октябре – сепию3 «Старик на кладбище» и офорт с неё. Позднее офорты с картины К. Брюллова «Вирсавия» и с картины А. Мещерского «Дуб» и оригинальный офорт с собственного рисунка «Натурщица». Отдельную группу составляли офорты-портреты художников-академиков Ф. Бруни, Ф. Толстого, П. Клодта, И. Горностаева.  К этому времени относятся также несколько автопортретов и офортов с них.

 

На ежегодную академическую выставку 1860 г. Т. Шевченко были представлены пять офортов: «Вирсавия» по неоконченной картине (1832 г.) К. Брюллова, «Дуб» по рисунку (1860 г.) русского художника А. Мещерского, «Вечер в Альбано вблизи Рима (Лес)» по пейзажу (1836 г.) русского художника Лебедева, автопортрет и этюд, а также написанный маслом автопортрет. Получить академическое звание экспоненту тогдашних выставок было нелегко. На выставке 1860 г. в ряду 370 экспонатов по живописи, акварели, скульптуре, гравированию и архитектуре обращали на себя общее внимание картины художников К. Брюллова («Осада Пскова), Ф. Завьялова («Сошествие Христа в ад»), П. Плешанова («Обращение Савла»), И. Реймерса («Праздник в Риме») и др. Работы всех этих конкурентов рассматривались и оценивались ректорами К. Тоном, Ф. Бруни, профессорами: П. Васиным,  А. Марковым, Т. Неффом, Б. Виллевальде, С. Воробьевым, П. К. Клодтом, П. Уткиным, Н. Пименовым, Ф. Иорданом и др.

Т.Г.Шевченко. Дуб. Бумага, офорт, акватинта 21,9 × 28,3 см; 27,7 × 31,3 см, (33,7 × 50,5 см). [Санкт-Петербург]. [Не позднее VIII] 1860. Национальный музей Тараса Шевченко, инв. № г – 796.

Справа внизу на оттиске офортным штрихом надпись: А. Мещерского. 1860. Слева под изображением: Грав. Т. Шевченко. 1860.

 

Т. Г. Шевченко. Вечер в Альбано близ Рима (Лес). Бумага, офорт, акватинта 22,5 × 28,2 см; 27,3 × 30,7 см, (29,3 × 37,2 см). [Санкт-Петербург]. [Не позднее 25.V] 1859. Национальный музей Тараса Шевченко, инв. № г – 888.

Справа внизу на оттиске офортном штрихом надпись: М. Лебедевъ. 1836; слева под изображением – Грав. Т. Шевченко. 1859.


 

 К. П. Брюллов. Вирсавия; Вирсавия в купальне (англ. Bathsheba). Холст, масло (173×125,5 см). [ Санкт-Петербург]. [1832]. Из коллекции К. Т. Солдатёнкова. Государственная Третьяковская галерея, Москва, инв. № 5052.

     «Глядя на молодость и совершенную красоту обнажённого женского тела, на «сладострастную, блестящую по краскам «Вирсавию», отзывался A.Н. Бенуа русский художник, можно поверить в неодолимость желания царя Давида…». Безусловно, в светящейся фигуре Вирсавии, в скульптурности и пластичности её форм нашли воплощение достоинства изваяний из каррарского мрамора, подаренные миру античностью и эпохой Возрождения.

 

В предварительном заседании академического совета 2 сентября 1860 г. Т. Шевченко наряду с живописцами А. Бейдеманом, И. Борниковым, В. Пукиревым и др. признан был академиком по гравированию «в уважение искусства и познаний в художествах».

4 сентября 1860 г. торжественное ежегодное собрание Академии искусств присвоило Т. Шевченко звание академика. «Имена Шевченко и других вновь избранных членов Академии, сообщалось в прессе, провозглашены были при звуке труб и литавр на общем годичном торжественном собрании Академии 4 сентября конференц-секретарём Ф. Ф. Львовым».

Диплом академика подписан 31 октября 1860 г. В нём говорилось: «С.-Петербургская императорская Академия художеств за искусство и познания в гравировальном искусстве признаёт и почитает художника Тараса Шевченко своим академиком, с правами и преимуществами в установлении Академии предписанными. Дан в С.-Петербурге за подписанием президента и с приложением печати 1860 года октября 31 дня».

На основании соответствующих постановлений Т. Шевченко 5 ноября 1860 г. выдано свидетельство следующего содержания: «Свидетельство. Из императорской Академии художеств. Академику её Тарасу Григорьевичу Шевченко в том, что он удостоен сего звания бывшим 4-го ч [исла] сентября сего 1860 года торжественным годичным собранием Академии и что по силе всемилостивейше дарованной привилегии имеет он право на утверждение, по сему званию, в чине титулярного советника.  Вследствие чего и дано ему,

г. Шевченко, сие свидетельство для предъявления полицейскому начальству во время проживания на квартирах в С.-Петербурге».

Диплом получил М. Лазаревский его друг и побратим уже после смерти Т. Шевченко для передачи родственникам поэта.
Т. Шевченко проявил себя как даровитый гравёр-реалист в разных жанрах: портрет, жанровые гравюры, пейзаж, иллюстрация и за короткий срок добился высокого признания своего мастерства. Исследователи истории искусств ещё в ХIХ веке отмечали большую роль Т. Шевченко в деле развития гравировального мастерства.  По словам В. В. Тарновского этнографа, друга и коллекционера творческого наследия поэта и художника, Т. Шевченко в Академии называли русским Рембрандтом по существовавшему тогда обыкновению давать наиболее даровитым ученикам имена излюбленных художников-образцов, с манерой которых работы этих учеников имели наиболее сходство.

    Т.Г.Шевченко. Вирсавия. Бумага, офорт, акватинта (36,2 × 27,1 см). Санкт-Петербург. [Не позднее 30.V] 1860. Национальный музей Тараса Шевченко, инв. № г – 884.

     Слева под изображением рукой автора травленым штрихом выгравировано: «Грав. Т. Шевченко. 1860», справа внизу — «Карлъ Брюлловъ.1831.». На самом деле подпись и дата в оригинале картины отсутствуют. Исследователи датируют произведение 1832 г.

 

По мастерству и великолепию исполнения особое внимание привлекает офорт «Вирсавия». Работа выполнена с одноимённой картины русского художника – учителя и вызволителя из крепостничества Т. Шевченко К. П. Брюллова по фотографии, подаренной Т. Шевченко её владельцем, московским коллекционером и издателем К. Солдатёнковым в Москве в 1859 г., купившем полотно у самого автора. Оригинал картины теперь принадлежит Государственной Третьяковской галерее (Москва, Россия).

 

Вирсавия – персонаж библейской легенды (2 кн. Царств, Гл. 11, стихи 1-5) жена  военачальника при войске царя Давида Урии Хеттеянина. Царь Давид, увидев купающуюся в саду Вирсавию, воспылал к ней страстью: «Давид послал слуг взять её; и она пришла к нему, и он спал с нею… Женщина эта сделалась беременною и послала известить Давида, говоря: «Я беременна». Чтобы сокрыть следы прелюбодеяния, царь Давид направил Урию с письмо к полководцу Иоаву, в котором приказал: «…поставьте Урию там, где будет самое сильное сражение, и отступите от него, чтобы он был поражён и умер». Так и случилось. После смерти Урии царь Давид сделал Вирсавию своей женой, родившей ему второго сына Соломона (третий еврейский царь, легендарный правитель объединённого Израильского царства в 965 928 до н. э., в период его наивысшего расцвета).

Обращение к образу брюлловской Вирсавии было для Т. Шевченко не только данью уважения к учителю, но и своеобразным мостиком к поэтическим произведениям обличительного характера – «Кавказ» (1845 г.) и «Цари» (1848 г.).

В день получения звания академика Т. Шевченко подарил экземпляры офорта П. Клодту (русский скульптор, автор памятнику Великому князю Владимиру в Киеве, 1853 г.),

князю Г. Гагарину (русский художник, вице-президент Академии), А. Брюллову (русский архитектор, брат К. Брюллова). Эти экземпляры с дарственными надписями Т. Шевченко хранятся в Национальном музее Тараса Шевченко в Киеве.

___________

1Офорт (фр. eau-forte азотная кислота)

  1. Способ гравирования, при котором углубленные печатные элементы получаются путем многостепенного травления металла азотной кислотой; предварительно медную или цинковую пластину покрывают защитным грунтом, на котором стальной иглой процарапывают штрихи изображения. После протравки пластины в кислоте на месте царапин образуются углублённые печатающие элементы, которые заполняют краской. От времени травления зависит глубина и, как следствие, насыщенность и контрастность штрихов при печатании на бумаге.
  2.  Разновидность гравюры на металле, техника станковой графики глубокой печати, позволяющая получать оттиски с печатных форм «досок». Известен с начала XVI века. Своего расцвета офорт достиг в XVII веке.
  3.  Оттиск с доски, гравированной таким образом.

Акватинта (итал. acquatinta, от acquaforte офорт и tinto окрашенный, тонированный). Метод гравирования, основанный на протравливании кислотой металлической пластины сквозь нанесённую на неё асфальтовую или канифольную пыль. Акватинта создает эффект, близкий к рисунку мягким карандашом; в сочетании с офортом обогащает его игрой тональных и фактурных оттенков.

2Гравирование на меди крепкой водкой (англ. Engraving in acquatinta,  франц. Gravure dans le genre du lavis). Разновидность акватинты с использованием азотной кислоты, разбавленной водой.

3Сепия (лат. sepia, греч. sepia – каракатица).

  1. Коричневое красящее вещество с фиолетовым оттенком – защитный пигмент, вырабатываемый особым органом «чернильным мешком» в теле каракатицы или кальмара, или изготавливаемое искусственным путем.
  2. Мягкий, графический карандаш или мелок коричневого цвета.
  3. Вид графической техники. Художники рисуют как твёрдыми мелками, так и жидкой краской с помощью пера или кисти.

 

Текст: Александр Васильевич Шалыминов