Connect with us

Бизнес

Бизнес на миллионы: странный и эксклюзивный мир игрушечных машин за $20 000

Опубликовано

,

Сэнди Коупман, фото Forbes

Alfa Romeo 1938 года, Bugatti Type 57SC, Ferrari-1962, Porsche Speedster 1957 года и множество других безупречно детализированных, красиво оформленных шедевров ручной работы, стоимостью в десяти тысяч долларов — бывший хиппи из Британии превратил свое хобби в достаточно прибыльный бизнес.

Сэнди Коупману повезло. Собрав отличную команду в Бристоле, он сумел сделать то, что удается единицам – превратил свое детское увлечение в настоящий и очень прибыльный бизнес. Его компания — Copeman, Amalgam Collection — занимается производством уменьшенных копий легендарных автомобилей. Впрочем, копия – слабо сказано. Без визуальной подсказки, позволяющей определить относительный размер модели, зачастую трудно отличить миниатюрные шедевры Amalgam от реальных авто. «Это наша задача, — говорит 65-летний Сэнди. — Если вы можете делать фотографии с высоким разрешением, не ставя рядом другие предметы, а люди на самом деле не могут понять, видят они модель или настоящий автомобиль, значит мы отлично сделали свою работу».

Некоторые из моделей даже работают как настоящие. К примеру, McLaren Senna, выполненная в масштабе 1:8, стоимостью более 13 000 долларов США, оснащена фарами и задними фонарями, которые включаются на пульте дистанционного управления. Двери —  моторизованы и могут двигаться вверх и вниз.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ?

Коупман начал создавать уникальные вещи еще в 14-летнем возрасте. Он построил отражающий телескоп, а также создал несколько электрогитар. Но одной из самых больших его страстей стали гоночные мотоциклы. «Раньше я снимал с них все металлоконструкции, превращая в облегченные и скоростные машины, после чего гонял в саду моих родителей в Лондоне», — рассказал Сэнди изданию Forbes.

В 17 лет Коупман бросил школу, став эдаким кочевником. «Я был молодым хиппи и путешествовал по Европе и Северной Африке. В то время это было чем-то, на что мог рассчитывать каждый, у кого была тяга к приключениям», — вспоминает Сэнди. В конце концов он поселился в сквоте художников в Сомерсете — Nettlecombe Studios, основанной Джоном Уолсли. В Неттлкомбе Копман нашел свое призвание настоящее призвание. Помог случай: однажды его попросили создать маленькие копии зданий и поселков для одной из архитектурных фирм.

Читайте по теме 
Формула успеха Ричарда Брэнсона: 11 слов, которые объясняют все

В Бристоль Коупман переехал в конце 1970-х, и в течение 10 лет вместе с тремя коллегами создал Amalgam Modelmakers. «После шести лет работы в небольшой модельной компании наши навыки и уверенность выросли до такой степени, что мы решили начать масштабные проекты, создавая модели для крупных промышленных предприятий и ведущих дизайнеров страны», — говорит Сэнди.

Но в мир гоночных авто Amalgam пришла в 1995-м году. «Это была кристаллизация страсти к автоспорту, которую питали я и несколько членов команды. В частности – к Формуле-1», — признается Коупман, добавляя, что в детстве он был фанатом Джима Кларка — одного из величайших гонщиков Формулы-1 всех времен, а также много времени проводил на симуляторах Королевских автогонок.

«Мы получили возможность сделать первую модель по лицензии (Jordan 196), затем В 1996-м заключили сделку с Williams, а спустя два года – с Ferrari», — рассказывает Сэнди.

Любовь к гонкам взяла верх: в 2004 году Amalgam разделилась на две компании: Amalgam Modelmakers и Amalgam Fine Model Cars. Первая — делала одноразовые архитектурные макеты, а другая — десятки миниатюрных автомобилей.

Читайте по теме 
Какая женщина нужна рядом, чтобы стать самым богатым человеком в мире: история Джеффа Безоса и его супруги

«У меня были амбиции создать бренд, производящий лучшие модели автомобилей в мире, — говорит Коупман. — Это подразумевало определенную степень риска и миссию, которую не восприняли мои партнеры.

Впрочем, даже после разделения, компании остаются тесно взаимосвязанными. «Мы работали в одном и том же здании в течение нескольких лет и до сих пор являемся хорошими друзьями, — рассказывает Сэнди, утверждая, что не имеет финансового интереса в другой фирме. – Мы просто совместно владеем нашей оригинальной мастерской».

ГДЕ СОЗДАЮТСЯ МОДЕЛИ?

С 2006-го по 2007-й год тогдашний президент Ferrar, Лука Кордеро ди Монтедземоло поручил Amalgam создать модели современных классических автомобилей компании. «Это заняло некоторое время, но принесло плоды: вскоре Lamborghini, McLaren и другие автопроизводители тоже захотели подобные модели. Вот тогда бизнес действительно взлетел».

Сегодня компания, которую Коупман переименовал в 2016 году в Amalgam Collection, имеет ежегодный доход в районе 10 миллионов долларов, создавая более 500 моделей в месяц, цены на которые варьируются от 685 долларов до 150 тысяч долларов, в зависимости от размера и количества деталей. В бизнесе задействованы более 200 человек и два производства за пределами Англии – в Китае и Венгрии.

«Дизайн и «внутренности» моделей мы делаем в Бристоле, — говорит Коупман. – Но все остальное изготавливается в Китае и Венгрии».

КАК СОЗДАЮТСЯ ШЕДЕВРЫ?

Если модель относительно нова, команда Amalgam работает на основе оригинальных чертежей, полученных от производителей. Конструкции для моделей классических автомобилей создаются на основе сканирования оригинального авто и, как бы это не звучало старомодно в современном мире, ручных измерений. Обычно, компания использует от 600 до 800 фотографий различных деталей, чтобы убедиться, что все верно и похоже.

После того, как дизайн выбран, его тщательно уменьшают, чтобы сделать реалистичным в миниатюре. Формы создаются для изготовления деталей, а для производства частей «автомобильного пазла» используют металл, углеродное волокно или резину. Некоторые из деталей изготавливаются на 3D-принтерах.

После отливки деталей, они тщательно шлифуются. Затем – процесс сборки, дабы убедиться, что все компоненты идеально сочетаются друг с другом. После этого модели грунтуются, окрашиваются и полируются. Дальше – создание сборочных узлов, таких как двигатель, ступицы колес и подвеска. И лишь потом – окончательные сборка.

«Около 90% применяемых нами технологий – традиционные, — говорит Коумпан о процессе, который чаще всего выполняется вручную. – 10% — современные».

Читайте по теме 
Энергетический прорыв: ради чего объединились Билл Гейтс, Джек Ма и Брэнсон

На изготовление форм для проектирования уходит от 2 500 часов (скажем, для болидов Формулы-1) до 4 500 часов (сложная «классика»), а на производство каждой модели — еще от 250 до 450 часов. «К примеру, на разработку Ferrari LaFerrari требуется около 3 500 часов, и еще 350 часов на сборку», — рассказывает Коупман.

КТО КЛИЕНТЫ?

Элитная клиентура компании по-прежнему состоит из команд Формулы 1, гонщиков и менеджеров, но среди покупателей и известные коллекционеры. Сильвестр Сталлоне приобрел лимитированную модель Ferrari F1 в масштабе 1:8 начала эпохи Михаэля Шумахера. Ральф Лорен заказал 17 моделей автомобилей из своей коллекции, в том числе Jaguar D-Type. Швейцарский часовщик Ричард Милль заказал несколько моделей в масштабе 1:5 из своей коллекции, в которой представлены некоторые из самых редких и значительных винтажных гоночных автомобилей (в том числе первый автомобиль Формулы-1 Брюса Макларена — M2B 1966 года).

Удивительно, но Коупман сам не создает большие автомобили. Его бизнес – личный опыт вождения или нахождения на трассе. «У меня было несколько более-менее интересных автомобилей, таких как MG Magnette 1950-х годов. У меня было несколько запоминающихся поездок, таких как гонка со скоростью 160 миль в час по автостраде M1 на Sunbeam Tiger против Jaguar E-Type», — говорит Сэнди. —  Но у меня было гораздо больше мотоциклов, чем автомобилей». Ну и да, не стоит забывать, что он может сконструировать любую машину, которую захочет, просто мечтая о малом.

Реклама

Trending

Все материалы сайта и журнала PROMAN Ukraine защищены украинскими и международными законами о соблюдении авторских прав. Любое использование материалов журнала возможно лишь после согласования с редакцией. При использовании материалов с сайта proman.com.ua прямая открытая гиперссылка на ресурс не ниже второго абзаца текста обязательна