Connect with us

Психология

Травля в интернете и наяву: как избавиться от статуса жертвы и не стать агрессором

Опубликовано

,

Буллинг и кибербуллинг – относительно новые для нас термины, означающие старые и хорошо известные, но несколько видоизмененные с оглядкой на виртуализацию и цифровизацию жизни явления. О том как мы становимся хейтерами и почему часто организаторы и участники травли в интернете имеют меркантильные интересы в своей колонке рассказала кандидат социологических наук, психолог Юлия Медведева.

кандидат социологических наук, психолог Юлия Медведева

кандидат социологических наук, психолог Юлия Медведева

В широком смысле буллинг (bullying от bully — хулиган, драчун, задира, грубиян, насильник) – не что иное, как травля, а автором термина в 1990 году стал журналист из Великобритании Эндрю Адамс. Тремя годами позднее психолог из Норвегии Дан Ольвеус дифференцировал буллинг как целенаправленную систематическую агрессию в отношении определенного объекта с использованием силы либо власти. Первоначально считалось, что буллинг присущ детской и подростковой среде, но по мере проникновения в повседневную жизнь онлайн-реальности его разновидность – кибербуллинг – перехватил майку лидера и по массовости, и по диапазону социально-демографического статуса жертв. Иначе говоря, стать жертвой травли в Интернете сегодня может и стар, и млад, причем необязательно эта травля ограничится виртуальным пространством.

«Участники буллинга априори нацелены на получение ответной реакции жертвы и наслаждение ее отрицательными эмоциями»

Булли маргиналу профиль не подпортит

Впрочем, не у всех есть шанс стать объектом интернет-травли. Участники буллинга априори нацелены на получение ответной реакции жертвы и наслаждение ее отрицательными эмоциями, а, стало быть, не станут целенаправленно травить тех, кого нет онлайн. Поэтому маргинальные личности – любители наркотиков, спиртного, «гопники» и им подобные – буллинга могут не опасаться. И, наоборот: если вы удостоились внимания интернет-задир, можете поздравить себя с принадлежностью к нехудшей прослойке социума. Немаловажно и то, что самые опасные «короли вечерних улиц» – маргиналы с кастетами и «травматами», пока освоили только насильственный отъем смартфонов, но не их – функционал. А, значит, визуализируя для себя образ булли, следует воздержаться от представления подобных типажей. Скорее всего, ваш анонимный обидчик – персонаж в себе неуверенный, уличных драк и личного контакта с жертвой тщательно избегающий. Поэтому опасаться материализации обидчика с пистолетом и пудовыми кулаками по вашу сторону экрана тоже излишне.

Исследователи выделяют несколько подвидов буллинга. В западной классификации авторства Виллар Нэнси их порядка 8 – flaming (оскорбление), harassment (домогательство), denigration (очернение, распространение слухов), impersonation (использование фиктивного имени), outing and trickery (публичное разглашение личной информации), exclusion (социальная изоляция), cyberbullying (продолжительное преследование) и сyberthreats (тайные попытки повредить или уничтожить компьютерную сеть, компьютерную систему или веб-сайт). Российский психолог Галина Солдатова несколько сузила эту классификацию, адаптировав к постсоветским реалиям. Она выделяет хейтинг – негативные комментарии и неконструктивная критика в адрес объекта травли, флейминг – оскорбления в публичных чатах и в соцсетях, троллинг – распространение негативной информации, социальная провокация и осознанное издевательство в сетевом общении, а также киберсталкинг – сообщения с обещаниями физической расправы.

Хотите вырастить счастливую дочку, ставьте жену на первое место — советы психолога отцам

Взрослые – жертвы случайностей и своих ошибок

Кибербуллинг взрослых в постсоветском социуме – явление относительно немассовое, легче поддающееся прекращению и, чаще всего, спровоцированное определенным поведением – сознательным либо неумышленным – жертвы. В отличие от детей, взрослого человека, если речь не идет о публичной персоне, едва ли начнут травить и высмеивать за дефект внешности, слабое здоровье или бедность. Однако стать жертвой буллинга можно, и не совершая одиозных поступков. К примеру, поскользнувшаяся на банановой кожуре учительница может быть сфотографирована в нелепой позе, а фотографии – появиться на интернет-площадке для травли с подписью «Пьяная Марья Ивановна не в силах дойти домой». Из реальных примеров – обошедшие соцсети фотографии молодой женщины, у ног которой на улице лежит плачущий ребенок. Мать при этом сосредоточена на смартфоне. Предположения здравомыслящей аудитории о том, что женщина таким образом может игнорировать детскую истерику и требование что-то приобрести, а ребенок свалился на землю добровольно, ничуточки не ударившись, утонули в тысячах постов о том, «куда смотрит опека» и «один лайк – один пинок мамаше».

Но чаще поводом для буллинга всё же становятся осознанные действия жертвы или – полубессознательные. К первым в отечественных реалиях смело можно отнести участие в деятельности ЛГБТ-сообществ, признание собственной нетрадиционной ориентации, активная пропаганда, а подчас и навязывание, определенной модели поведения – от сыроедения и веганства до исповедания нетрадиционных религий. Ко вторым смело заносим «отжиги» на корпоративах, участие в любительских порносъемках и прочие поступки, совершенные в не вполне адекватном состоянии, но запечатленные с ведома главного героя на фото или видео. Скрытая съемка – особый случай, и повод для буллинга она дает, если объект всё же совершает некие предосудительные действия. Вряд ли вас высмеют, подсмотрев, как вы моете унитаз или готовите борщ. То ли дело – сексуальные забавы с домашними животными.

Целесообразно дифференцировать буллинг от клеветы со стороны конкретного человека или группы лиц. Если первый подразумевает участие неопределенно широкого круга булли и инициируется анонимом (как это было с фотографией женщины и ребенка), то во втором случае зачинщиком обсуждения вашей жизни выступает, пусть и инкогнито, лицо, имя которого вам слишком хорошо известно. Это – бывшие супруги, отставные любовники, обиженные подчиненные – словом, все те, кто вместо решения собственных проблем назначил их виновником вас и пытается отыграться. Как правило, в этом случае в ход идут приватные фотографии, нелицеприятные либо пикантные подробности вашей личной жизни, не остаются без внимания и голословные рассказы о том, как вы у кого-то похищали лучшие годы жизни. Всё это рассылается по электронной почте, в мессенджерах, выставляется в сообществах хейтеров в соцсетях. Так, в соцсети «Вконтакте» существует массив закрытых групп наподобие «Курицы города N», в которых парни унижают бывших либо несостоявшихся девушек, а в группах из серии «Петухи города N» ведутся дискуссии в обратном направлении. Но доступ к таким страницам обычно открыт только для одобренных администратором подписчиков из числа представителей одного из полов. Поэтому девушка доступ к «Курицам» не получит, а ее психика избежит удара. Хотя не стоит исключать известий от знакомых из серии «А ты знаешь, что тебя на «Курицах» выставили?».

Читайте по теме:
Психологи назвали три возраста, когда человек чувствует себя наиболее одиноким

Используют отечественные булли и подмену профилей – когда ваша реальная страница в соцсети визуально копируется путем размещения тех же фото и данных, что и в оригинале, а затем с нее проводится рассылка оскорбительных сообщений друзьям и подписчикам либо публикация провокационных фото. Однако, благодаря политике соцсетей, этот вид буллинга легче всего поддается остановке: на фейковую страницу подается жалоба администраторам, и вскоре она блокируется. Жаловаться можно и на неконструктивные обсуждения вашей персоны в других профилях и группах – за последнее время техподдержка соцсетей значительно окрепла, и годами ждать удаления оскорбительных комментариев не придется.

«Парадокс, но факт: будучи явлением деструктивным, булли пытаются апеллировать к традиционной морали»

Оцифровка старых проклятий о главном

Парадокс, но факт: будучи явлением деструктивным, булли пытаются апеллировать к традиционной морали. Отсюда текстовки из серии «оцените, как развлекается воспитатель садика № 123 Анна Петровна», рекомендации из серии «лучше бы деньги, потраченные на шмотки, отдала больным детям», «зачем спасать комки шерсти, когда умирают дети». В комментариях в ход идут оскорбления, чаще вполне литературные, плюс неологизмы а-ля «тупая, недоразвитая, «овуляшка», «личинус«» – тогда посты не будут забанены автоматически. Следующий калибр – пожелания из серии «пускай твою дочь изнасилуют представители нацменьшинства, которое ты защищаешь». И, наконец, тяжелая артиллерия – угрозы по шаблону «я тебя найду, я тебя убью». В отличие от предыдущих, такие скрины вполне достойны внимания полиции. Остальные – увы, ненаказуемые на деле оценочные суждения.

Травля взрослых – не всегда иррациональна. Довольно часто за насмешками и злобой скрываются вполне расчетливые цели агрессора: заставить жертву уволиться с работы, разрушить личные отношения, вынудить прекратить определенную общественную или коммерческую деятельность. Призом булли в этих случаях может стать освободившая должность, отношения с экс-партнером жертвы или бизнес-ниша. Также целью может стать упрочение собственного авторитета. Велика вероятность, что с родителем, добившемся увольнения по надуманному или спровоцированному поводу учителя, обидевшего его ребенка, остальные педагоги не захотят спорить.

Взрослый кибербуллинг намного управляемей, нежели детский. На совершеннолетнего хейтера можно написать заявление в киберполицию – и пусть эффективность работы последней оставляет желать лучшего, сам факт интереса к нему со стороны правоохранителей, вероятно, убедит булли прекратить свое грязное дело или переключиться на другой объект. Чтобы не прийти в полицию с пустыми руками, тщательно скриньте и сохраняйте все пассажи хулиганов, а также обоснуйте, почему вы считаете, что «аккаунтом Джокера Хейтеровича владеет ваш экс-бойфренд Вася Сидоров, 1985 года рождения, проживающий на съемной квартире в Колхозном переулке» (поверьте, полиция любит, когда часть работы делают за нее).

«Ввязываясь в пикировку с хейтером, вы автоматически выполняете его главную задачу – позволяете насладиться своим гневом, раздражением, а со временем – отчаянием и депрессией»

Ввязывание в драку или белый флаг: за и против

Реагировать ли на буллинг – решать только вам. Но, ввязываясь в пикировку с хейтером, вы автоматически выполняете его главную задачу – позволяете насладиться своим гневом, раздражением, а со временем – отчаянием и депрессией. Прежде, чем написать ответный месседж, подумайте: ваш ли это уровень – спорить с озлобленным, неудовлетворенным жизнью существом с множеством комплексов и девиаций? Жалоба в администрацию (на публичные посты) и отправка в блок конкретного аккаунта (в случае сообщений в привате), напротив, выбьет почву из-под ног булли, а бесконечно регистрировать новые страницы он не сможет, – сейчас соцсети настойчиво требуют верификации через сотовый номер, на который можно прикрепить только один аккаунт. В худшем случае вы заставите булли разориться на стартовых пакетах, в лучшем – избавитесь от него. А вот идти на радикальные шаги наподобие удаления аккаунта не стоит – в цифровое небытие уйдут не только послания булли, но и деловые переписки, контакты френдов из других городов и стран и многое другое. Да и исчезновение вашей страницы не может не порадовать провокатора.

Читайте по теме:
Психолог: «Успешные мужчины выбирают женщин, готовых на эксперименты в сексе»

Если вы чувствуете, что находитесь на грани психического срыва или уже пересекли ее, – принимайте меры по спасению остатков душевного здоровья. Отсекайте канал травли – отключите Интернет на телефоне, заблокируйте вызовы от неизвестных абонентов, не заходите в соцсети с персонального компьютера. Поработайте с психологом. Не чурайтесь антидепрессантов, особенно если прежде уже прибегали к ним. Действуйте с оглядкой исключительно на свой комфорт, даже если ваши шаги невольно совпадут с целью булли. Скажем, вы уволитесь с работы или смените место жительства. Принципиальность и несгибаемость – не всегда абсолютное благо, конкретно для вас они могут трансформироваться в абсолютное зло.

Стоит ли оправдываться за приватную информацию, разглашенную булли? Дело опять же ваше. Объяснить ситуацию близким людям, очевидно, необходимо. А вот всему Интернету едва ли стоит давать новые поводы для нападок, помещая комментарии из серии «это было всего один раз» или «ничего не помню, сейчас самому стыдно». Еще рискованнее – запостить фразу в духе «И что тут такого?». Поверьте, ваша популярность как объекта травли резко возрастет. Если же хейтер вменяет вам нечто уголовно наказуемое (взять хоть педофилию), а вы этого не делали, – спокойно обдумайте, как объясните ситуацию компетентным органам, если они ей заинтересуются. Это в условиях отсутствия реальной жертвы крайне маловероятно.

Однако, если в вашем случае имели место и дым, и огонь, от интернет-дискуссий следует отказаться безоговорочно. Не дай бог вы совершили автомобильную аварию с пострадавшими. Ранжируйте возникшие перед вами задачи по важности. Что ценнее – оказать им помощь, извиниться перед травмированными лично и грамотно подготовиться к суду, или погрязнуть в спорах, скатившись до фразы «жаль, что я тебя не задавил», и дождаться максимально строгого обвинительного приговора?

Семь раз подумай… и ни разу не провоцируй

Кибербуллинг, как и практически любую жизненную проблему, легче упредить, чем нивелировать. Хейтерам будет тяжело дотянуться до вашей приватной жизни, если вы максимально ограничите конфиденциальность страницы, будете добавлять во френды только адекватно выглядящие профили, и не станете сбрасывать в мессенджерах фотографии с разудалых вечеринок, а еще лучше – участвовать в таких фотосессиях. Иное дело, если поводом для травли является род вашей деятельности, и здесь вновь просится навязший в зубах пример с защитой ЛГБТ. Солидаризуясь или вступая в такие комьюнити, семь раз подумайте – готовы ли вы и ваша психика к побочным эффектам? И тем более не репостите провокационные записи под влиянием сиюминутного сочувственного порыва относительно некоего «мальчика-гея». Если же буллингу подвергся ваш хороший приятель, – выразите ему свою поддержку, дайте дружеский совет в личной беседе. И ему не придется в поисках вашего сочувствия перечитывать чужие оскорбления, и вы не окажетесь под прицелом булли, которым, чем больше жертв и хайпа, – тем приятнее. Даже, если вся ваша жизнь – борьба, и ветряные мельницы тоже подходят, то эти советы, да и наша статья в целом – не для вас.

Читайте по теме:
Психолог Оксана Диптан: «Помните: ни у кого нет права осуждать вас, пока вы сами с этим внутренне не согласились»

Как-никак втянутым в буллинг рискует стать и добропорядочный человек. Да-да, именно вы. Просматривая ленту соцсетей на бегу, да еще под влиянием накопленных негативных эмоций, мы рискуем оставить буллерский комментарий под неправильно понятым фото или отредактированной в фотошопе картинкой. И тем самым нанести объекту травли очередной удар под дых. Примером пусть будет всё то же фото мамы и ее истерящего ребенка. Задумайтесь: как часто вы комментируете подобные снимки и видео? Не срываете ли на их героях невысказанное зло на собственное окружение и личные неурядицы? И в следующий раз вместо просмотра ленты или «групп позора» сходите в тренажерный зал с боксерской грушей. Ее вы точно не изобьете по ошибке, а на вступление в ряды булли станет одним кандидатом меньше.

Ещё один способ вовлечения в буллинг – манипуляция эмоциями и дезинформация. Классический пример – история из пабликов «Вконтакте»: «Зима. Иду я по улице. Смотрю – несколько мальчишек повалили сверстника на лед и гоняют, как кеглю. Хотел было заступиться за малого. А пацаны говорят – это ему за то, что душил котят. Ну, я от себя наподдал засранцу. Улица все-таки воспитывает!». Тот самый наподдавший мальчику тумаков прохожий ни на йоту не сомневается в правильности своего вмешательства, более того – гордится им. А то обстоятельство, что об удушении котят избитым мальчиком он знает только со слов его обидчиков, напрочь выпало за горизонт сознания «справедливого молодого человека».

Реклама

Trending

Все материалы сайта и журнала PROMAN Ukraine защищены украинскими и международными законами о соблюдении авторских прав. Любое использование материалов журнала возможно лишь после согласования с редакцией. При использовании материалов с сайта proman.com.ua прямая открытая гиперссылка на ресурс не ниже второго абзаца текста обязательна