Герой нашего интервью четко знает, чего хочет в жизни, а достижения меряет не деньгами, а человеческими отношениями.

Он требователен к окружающим и, вдвойне, – к себе. Считает, что, если хочешь чего-то достигнуть, нужно не бояться трудностей, а идти вперед. Не раз он оказывался перед лицом, казалось бы, невыполнимых задач, но каждый раз находил правильное решение. А залогом успеха считает упорный труд и немного везения. За плечами у него вытянутый из долгов оборонный завод и международные финансовые проекты. Впереди – инновационные технологии и планы реанимирования украинской промышленности.

О своей личной формуле успеха в интервью рассказал Максим Глущенко.

Есть стереотип, что директор завода, особенно оборонного, – это человек уже пожилой, который еще слесарем тут начинал. Вы же возглавили государственное предриятие «Авиакон», ещё не имея большого опыта в оборонке, да ещё в момент, когда предприятие было на грани банкротства. Был ли чёткий план действий или приходилось решать задачи, что называется, «с колес»?

В оборонно-промышленном комплексе действуют такие же законы, как и в бизнесе: привлечь максимально дешёвые деньги, наладить рентабельное производство, получить выгодные контракты. А опыт работы в частном секторе и на госслужбе у меня уже был. В оборонке я начинал на Конотопском авиаремонтном заводе «Авиакон» — заместителем директора по экономике. Там действительно была печальная ситуация, завод фактически шёл к банкротству: работа — три дня в неделю, долги, отсутствие заказов. Когда я возглавил предприятие, первым делом был проведен тщательный аудит, вскрылось немало схем, с помощью которых воровали деньги. Была разработана комплексная стратегия развития, реанимировали ряд проектов по сотрудничеству с западными технологическими лидерами. Мы начали модернизировать авиатехнику согласно стандартам НАТО. Четко выполняли свои обязательства и заслужили доверие иностранных партнеров, что помогло нам практически удвоить количество контрактов на внешнем рынке.

За очень короткое время «Авиакон» возобновил полноценную работу. И , на момент моего ухода на повышение, финансовые активы предприятия увеличились в два раза, а завод надолго был обеспечен заказами. Например, сумма одного только заключенного нами контракта с Алжиром на ремонт и модернизацию двух десятков вертолетов Ми-24 составила аж 150 млн долларов!

То есть, прежде всего, Вы старались максимально расширить зарубежные рынки сбыта? Почему именно эта цель была приоритетом?

Зарубежные рынки – это был залог выживания для украинского оборонного промышленного комплекса. Огромный промышленный потенциал стратегических предприятий не использовался в полном объёме. Практически, все годы независимости экспорт был приоритетом для отечественного ОПК, ведь государственный оборонный заказ составлял всего порядка 10 % от общего объёма. Поэтому мы старались расширять контакты с потенциальными странами-покупателями. Помимо Алжира, в сфере наших интересов находились Индия, Китай, Танзания, Шри-Ланка, Мексика, Бангладеш, Египет и другие страны, которые были заинтересованы в украинской технике. И это сотрудничество было успешным.

Работая уже заместителем генерального директора государственного концерна «Укроборонпром», Вы пообещали проводить централизованную маркетинговую политику, привлечь в производство инновации и сотрудничать с отраслевыми технологическими лидерами. Что удалось сделать?

«Укроборонпром» объединял более 130-ти стратегических предприятий по всей стране во всех основных отраслях оборонки. Это огромная, ещё по-советски неповоротливая махина. Но мне удавалось находить и внедрять модели взаимовыгодного сотрудничества с иностранными партнерами и технологическими мировыми лидерами в оборонной сфере. Например, была реанимирована программа «Нelicopter», по которой в кооперации с французской компанией Sagem D.S. модернизировались вертолеты МИ-24, чтобы максимально приблизить их к стандартам НАТО.

Объёмы экспорта военной продукции в Индию были увеличены до 400 млн долларов (в три раза). А в начале 2014 года Украина выиграла ряд тендеров на оснащение индийской армии. Между Украиной и рядом африканских стран были подписаны Меморандум об углублении сотрудничества в сфере экспорта и импорта товаров, а также услуг военного и специального назначения.

На выставке в Пекине были проведены успешные переговоры о совместном сотрудничестве с крупнейшей государственной корпорацией AVIC International, и вскоре был подписан контракт на поставку авиационных двигателей на 300 млн долларов.

В то же время приходилось и бороться с попытками продажи армейской военной техники и вооружения по заниженным ценам и многочисленными коррупционными офшорными схемами, через которые «вымывались» государственные деньги из ОПК. Но успешная работа на внешнем рынке невозможна без развития внутреннего, и за время моей работы в четыре раза увеличилось количество новых образцов, внедрённых в серийное производство. Сделать удалось многое.

Какое на сегодняшний день место в мире занимает наша страна по объёмам продажи оружия?

Есть различные методики подсчета, и можно долго спорить о критериях каждой из них. Наиболее известен рейтинг экспортеров оружия Стокгольмского международного института исследований мира (SIPRI), по данным которого последние годы Украина замыкала первую десятку. Можно даже утверждать, что в перечне экспортеров оружия мы были на боле высокой ступеньке, ведь SIPRI учитывает лишь продажу конечных образцов техники, а 60 % экспорта Украины составляют комплектующие, и ещё примерно 15 % приходится на сервис, ремонт и модернизацию. Традиционно высокие места достаются нашей стране и в рейтингах ООН. Но сейчас экспорт вооружений практически остановлен – приоритетом становится снабжение собственной армии.

Какая продукция украинской оборонки пользуется наибольшим спросом?

Если говорить об экспорте, то наибольший спрос всегда был на бронетанковую и авиационную технику, услуги по ее модернизации и ремонту, а также средства ПВО. Всегда была интересна заказчикам и украинская военно-морская и ракетно-космическая техника, боеприпасы, ракетно-артиллерийское вооружение. Хорошо продаются газотурбинные двигатели для военных кораблей и газотранспортной системы.

Вы успели поработать и в бизнесе, и на государственной службе, и в оборонке. Где сложней, где интересней?

До оборонки я работал в банковской сфере, вёл несколько проектов. Первый из них в сотрудничестве с Мировым банком (World Bank) и Агентством США по международному развитию (USAID) по поддержке сельского хозяйства, коммунальной сферы и экспортеров. Второе важное направление, которым я занимался, – международные займы. По еврооблигациям на тот момент нам удалось организовать лучшие на рынке процентную ставку и условия. Был опыт и организации бизнеса с нуля. Была создана группа компаний по оказанию услуг в финансовом секторе, которую вывели на внешний рынок. Они до сих пор успешно работают. Потом была госслужба. Я возглавил Государственную инспекцию по контролю за ценами в г. Киеве. Это было для меня новое интересное направление. Системный подход к работе дал результат, и довольно скоро поступления в бюджет выросли более чем в десять раз. Нам удалось на тот момент стабилизировать в столице цены на социально важные услуги и товары. Это и продукты, и медикаменты, и тарифы на услуги ЖКХ. Но в результате реформ Минэкономразвития инспекцию реорганизовали. А мне предложили попробовать себя в оборонной отрасли.

Везде есть своя специфика, но оборонно-промышленный комплекс привлекал меня, прежде всего, масштабностью задач. Я видел и вижу в нём большой потенциал, знаю, как построить эффективную модель. И положил начало системным реформам в отрасли.

Ваша сегодняшняя деятельность связана с оборонкой?

Напрямую — нет, хотя как эксперт в сфере развития оборонно-промышленного комплекса Украины я оказываю консультационную помощь различным организациям. Сейчас моя стихия – бизнес. В последнее время мы с партнерами сосредоточили усилия на нескольких инновационных проектах, в которые уже зашли солидные инвестиции из Китая, но они не связаны с оборонной отраслью. Хотя инновации – это то, чего не хватает нашей оборонке. За ними — будущее, и тому есть масса примеров, тот же Израиль, США, где оборонная отрасль генерирует передовые технологии, которые находят потом применение в различных сферах, принося миллиарды прибыли.

PAS3129

Сегодняшняя экономическая ситуация в стране, мягко говоря, ознаменовалась всплеском нестабильности. В двух словах, как видите её Вы, и что ожидает нашу страну в ближайшие полгода?

В ближайшее время страна не ощутит видимых улучшений. Продолжится падение производства, снижение экспорта, дальнейшая инфляция – цены будут «догонять» девальвацию национальной валюты. Нужны вливания в украинскую экономику, но отток инвестиций продолжается. И этот процесс может стать катастрофическим, если не предпринимать срочных мер. На это и должны быть направлены все реформы. А у нас слово «реформы» уже становится синонимом популизма.

Говорят о них руководители всех органов власти, созданы сотни общественных организаций. Но чем занимаются все эти люди? Где результаты? Или хотя бы четкие планы проведения реформ? Конечно, нужны площадки для дискуссий, поиска решений. Но вопросами реформ должны заниматься профессионалы, а не те люди, основная цель которых получить очередной грант.

Сейчас я работаю над проектом «Центр антикризисных инициатив». Это организация, которая объединит профессионалов в экономике, менеджменте, привлечении инвестиций. Задача — предложить конкретные решения проблем в сфере государственного управления, в производственных вопросах, общественном аудите, помочь найти средства на интересные проекты. Пустые разговоры – это не наш профиль.

Активная позиция по многим вопросам и, в первую очередь, разоблачения коррупционных схем в сфере торговли оружием, привлекли к Вам в последнее время пристальное внимание СМИ. Что послужило причиной громких заявлений?

Сейчас как раз то время, когда можно быть услышанным. Когда сказанное не замнут чиновники из Администрации Президента Украины или Кабинета Министров Украины, а проблема привлечет внимание общественности, заставит шевелиться тех, кто способен повлиять на эти процессы. Оборонно-промышленный комплекс, в свете событий в Украине, стал отраслью номер один по вниманию СМИ. Министерству обороны Украины необходимо было развеять много мифов касательно деятельности «Укроборонпрома». Тем более, что я уже не на госслужбе и не зажат чиновничьими рамками. Общественная активность началась, как у многих, с волонтёрской помощи нашим бойцам.

Первыми мы повезли амуницию и оборудование десантникам на краматорский аэродром, который они удерживали просто чудом. А когда ты своими глазами видишь, как снабжаются наши войска, чем и в чём они воюют, понимаешь, что в стороне оставаться нельзя.А вот оборонка оказалась не готова к новым вызовам. Когда я работал в «Укроборонпроме», мы разработали концепцию реформирования ОПК и создания вертикально-интегрированных холдингов по отраслевому признаку. Это дало бы возможность значительно сократить расходы, привлечь инвестиции и ориентировать производство на создание современных образцов вооружения. Была предложена программа взаимодействия с Минобороны Украины, которая дала бы возможность реанимировать законсервированную технику при минимальном расходовании бюджетных средств. Но эти инициативы фактически были проигнорированы.

И только сейчас появилась реальная возможность решить застарелые проблемы нашей оборонки и начать движение вперед – к развитию. Ведь потенциал колоссальный, главное правильно им воспользоваться, не потерять этот шанс. Второго — уже не будет.

Поговаривают, что Вы отличаетесь крепкой деловой хваткой. Вы считаете себя человеком, которому улыбается удача, или все же успех — брат трудолюбия?

Немного удачи и везения не помешает в любом деле. Одни высоты в жизни покоряются легко, другие — труднее, но за каждым успешным проектом стоит упорный труд, тщательный расчёт и, конечно же, риск. Заканчивается один этап и сразу начинается следующий. Постоянное движение вперед наполняет жизнь смыслом.

Какой фразой могли бы себя охарактеризовать, и есть ли у Вас жизненный девиз?

Пусть лучше характеризуют люди, которые видят меня со стороны, а сам о себе могу лишь сказать, что я всегда знаю, чего хочу. Живу по принципу — критикуя, предлагай. Чту порядочность и ставлю во главу угла, прежде всего, интересы своей страны, а уже потом — личные. А в это сложное время это особенно важно!

Для своего возраста Вы добились небывалых высот. Не кружится ли порой голова от успеха?

Голова закружиться может у того, кто вчера пиво пил перед телевизором, смотря сериалы, а сегодня вдруг большое наследство получил. А когда ты пробиваешь себе дорогу, и знаешь реальную цену всего, что у тебя есть, головокружение не грозит. И успех начинаешь мерить уже не должностями, деньгами или активами, а совсем другими категориями: дружбой, надёжностью и преданностью тех людей, которые тебя окружают.

IMG_9697

По какому принципу формируете команду, своё ближайшее окружение.

Тут всё просто – профессионализм, порядочность, рвение к работе, не люблю дилетантов. Как говорил Уинстон Черчилль: «Мои вкусы предельно просты, я легко довольствуюсь самым лучшим».

Вы закончили КНЭУ им. Вадима Гетьмана, учились в Carnegie Mellon University, получили диплом MBA ( Master of Business Administration), проходили стажировку по канадской программе. Нужно ли всё это или громкие названия учебных заведений всего лишь дань моде?

Человек от природы может быть хватким или хитрым, но только хорошее образование ьдаёт возможность правильно и разносторонне взглянуть на бизнес-процессы, расширяет его горизонты, даёт понимание глобальности и закономерности экономических процессов, а также предоставляет набор инструментов, которые необходимы для решения самых разных задач. В своём обучении я еще не ставил точку — если чувствую в чём-то пробелы, обязательно восполняю их различными тренингами. А сейчас пишу диссертацию.

Заграничное образование учит тому, чего никак нельзя получить на родине?

Среди моих университетов — Carnegie Mellon University «Tepper_ School_ of_ Business», одна из лучших бизнес-школ США. Основное отличие западных учебных заведений от отечественных вузов в том, что учебный процесс там ориентирован больше на самореализацию и приближён к деловым реалиям. А это эффективная коммуникация и практические навыки моделирования различных бизнес-процессов и решения конкретных задач. Всё это потом сильно помогает в работе, позволяет совсем по-другому смотреть на проблемы и, соответственно, эффективно их решать.

Тогда возникает закономерный вопрос: кто привил Вам такую любовь к образованию?

Конечно, это заслуга родителей. И я буду стараться так же воспитывать и своих детей – нужно прививать привычку учиться, работать над собой. Ведь главная слабость человека – это обычная лень.

Каждый из нас о чем-то мечтал в детстве. Ваши мечты сбылись?

Детские мечты довольно материальны и быстро меняются: сначала какие-то игрушки, позже — велосипеды-мотоциклы, ну, или необычные профессии. Космонавтом я стать не мечтал, так что ощущения несбывшихся желаний у меня нет. Но мне всегда нравилась современная техника, особенно авиация. Я быстро приучился к мысли, что, если ты чего-то хочешь, нужно не столько мечтать, сколько формировать конкретный план и действовать, чтобы мечта осуществилась. А для того, чтобы достигать поставленных целей, нужно быть требовательным, прежде всего, к себе и быть готовым к различным вызовам судьбы.

Не хочу спрашивать о планах на будущее – во-первых – банально, во-вторых – многие люди суеверны. Давайте, в завершение беседы, поставим вопрос так: каким видит себя Максим Глущенко, скажем, так лет через пять? Где он живет, чем занимается?

В нашем, так стремительно меняющемся, мире действительно трудно что-то загадывать. Себя я вижу реализующим интересные проекты или в бизнесе, или в государственных структурах, в любом случае идущим вперед к новым достижениям. Самореализация для меня — это возможность заниматься любимым делом и быть полезным своей стране.

IMG_9750_cover-t PAS2999