Connect with us

Спорт

"Лучшая футболка в мире": история одного из лидеров сборной Хорватии Ивана Ракитича объясняет успехи команды этой страны

Опубликовано

,

Обыграв в полуфинале чемпионата мира сборную Англии, национальная команда Хорватии впервые в своей истории сыграет в решающем матче мундиаля. Лидер хорватской команды, полузащитник «Барселоны» Иван Ракитич, родившийся в Швейцарии и выступавший за молодежные сборные этой страны, на своем примере объясняет, успехи «клетчатых», рассказывая, почему такие нации и команды не сломать и не остановить.

«Когда мой отец достал из коробки футболки сборной Хорватии, мы с братом уже знали: мы никогда не захотим их снимать…

Конечно, когда посылка прибыла в наш дом в Швейцарии, мы не знали, что внутри. На коробке был просто указан обратный адрес в Хорватии. Это было место, которое мы называли домом, но в котором ни я, ни мой брат ни разу на тот момент не были, — пишет Ракитич в своей статье для Тhe Рlayers Тribune. — Дома в говорили по-хорватски, в нашем городке Швейцарии было много выходцев из Хорватии, но сама эта страна была чем-то далеким для меня. Мои родители уехали оттуда в 1991-м году, когда началась война, и на тот момент ни разу не побывали на родине. Я и мой брат Деян родились в Швейцария. Все, что мы знали о Хорватии основывалось на репортажах по ТВ и фотографиях, которые показывали нам родители.

А также их телефонных разговорах, которые мы слышали.

В детстве мне было трудно понять, что происходит на Балканах. Мои родители никогда не рассказывали мне о войне — по понятным причинам они не хотели говорить об этом. Я помню, как они иногда плакали, когда говорили по телефону с кем-то из тех, кто еще был в Хорватии. Это было похоже на … Не знаю, как объяснить. Может, на плохой сон?

Но нам повезло. Мы были далеко от войны и не видели, всего происходящего. Но эту ситуацию нельзя было убрать из сердца и мыслей моих родителей. Многие из их друзей остались в Хорватии. Мои родители потеряли много людей, которых они любили.

Когда мне было четыре года или, может, пять лет, я увидел репортаж о Хорватии в выпуске новостей. Увидел фотографии с войны и, лежа той ночью в постели, думал, что это невозможно. Как это может вообще происходить?…

«Еще до того, как Хорватия официально объявила о своей независимости, наша сборная уже сыграла матч. Думаю, это объясняет, насколько много значит футбол… Для Хорватии, для любой страны, для всех людей, независимо от их места проживания»

Еще до того, как Хорватия официально объявила о своей независимости, наша сборная уже сыграла матч. Думаю, это объясняет, насколько много значит футбол… Для Хорватии, для любой страны, для всех людей, независимо от их места проживания. Поэтому, когда мой отец взял нож и, разрезав эту коробку, вытащил две футболки сборной Хорватии, для меня и брата это было настоящее события. Да, мы чувствовали себя частью страны.

Мы спали в этих футболках. На следующий день мы пришли в них в школу. На следующий – тоже. Мы не хотели их снимать. Вау, у нас есть футболка сборной Хорватии. Белые и красные шашки, пусть и без имени на спине. Но мы хотели ходить только в них. Они были особенными для нас.

ОТЕЦ

Когда я начинал футбольную карьеру, я не носил футболку сборной Хорватии. Я играл за свой другой дом – Швейцарию. Я должен был честен. Я всегда говорю людям: «Я – швейцарский парень». И это всегда выглядит странно. «Швейцарский парень? Иван Ракитич?». Но я родился в Швейцарии, вырос в Швейцарии, учился в Швейцарии, мои друзья из Швейцарии. И поэтому я был горд носить футболку сборной Швейцарии, в течение пяти лет выступая за молодежные команды этой страны.

Но большая часть моего сердца принадлежит Хорватии. И так было всегда…

Спустя несколько лет после окончания войны мои родители и мы с братом, наконец-то, смогли отправиться в Хорватию. Когда мы приехали туда, слишком многое напоминало о войне, а сами боевые действия были темой, о которой не хотелось говорить. Все хотели забыть об этом. Просто отправить эти воспоминания в самый дальний уголок своей памяти.

Визит в Хорватию впервые напомнил мне о Мелине – городке в Швейцарии, ставшим нам родным. Многие хорваты переехали туда, так что в нем хватало и хорватских ресторанов, и наших друзей-земляков. В 1998-м году, когда Хорватия играла на своем первом чемпионате мира, все было в хорватских флагах. Все сходили с ума.

Читайте по теме 
Он носил дырявую обувь и рос на молоке с хлебом, а теперь играет за сборную Бельгии: невероятная история Ромелу Лукаку

За чемпионатом мира мы с братом следили из дома, смотря матчи вместе с отцом по телевизору. Во время игр Хорватии нам запрещали разговаривать. Все, что имело значение – это футбол. «Мы можем поговорить потом, — говорил отец. – Теперь просто посмотри игру».

Спросите у любого хорвата, знает ли он о четвертьфинальном матче того чемпионата против Германии, и получите утвердительный ответ. Как эта команда смогла добиться успеха? Наша сборная только в 1992-м получила официальный статус в ФИФА, и вот спустя шесть лет наши ребята играют в четвертьфинале чемпионата мира против Германии. Мой отец потерял рассудок.

Я не знаю, встречал ли я кого-то настолько помешанного на футболе, как мой отец Лука. И это говорю вам я – парень, который играет в «Барселоне». Когда мы переехали в Швейцарию, отец устроился на работу. Он был сильным парнем. Но когда был моложе – сам играл в футбол. Он был полузащитником оборонительного плана и играл под четвертым номером.

Сегодня я чувствую, что живу нашей общей с ним мечтой. Отец действительно играл на приличном уровне в Боснии, прежде чем переехать в Швейцарию. И когда он закончил свою футбольную карьеру, он делал все, что играл я, и старался не пропускать ни одного моего матча. Футбол и Хорватия слишком важны для него…

Когда для меня настало время сделать футбольный выбор между Швейцарией и Хорватией, я слышал, как он подкрался и стоял за моей дверью, когда я звонил тренеру швейцарской сборной.

ВЫБОР

Говоря откровенно, были времена, когда я думал, что буду играть только за Швейцарию. Правда, не понимал, насколько это возможно, но чувствовал тогда, что это будет моя команда. Команда страны, которая приняла нас. Но 10 лет назад Славен Билич вместе с президентом Хорватского футбольного союза приехали в Базель, посмотреть на меня и поговорить.

Билич был мои кумиром. Он мог что-то сказать мне, и я бы действительно согласился. «Ок, я доверяю тебе и хочу пройти вместе с тобой определенный путь». Но тогда Славен не давил на меня. Он просто рассказал мне о своих планах, и сказал, что хочет, чтобы я стал частью этого плана. «Будь с нами. Играй за нашу страну. Мы сделаем все очень круто».

Первое, что я подумал: «Ок, я с вами». Славен вселил в меня огромную уверенность. Это было похоже на что-то вроде: «Вау, позволь мне стать частью твоей команды. Погнали!».

Читайте по теме 
Еще семь лет назад он работал на заводе, а теперь играет на чемпионате мира: невероятная история игрока сборной Бельгии

Что я могу сказать о Славене? Он один из самых важных людей в моей футбольной карьере. Не только как тренер, но как человек. Он другой. Особенный. У него есть то, что заставляет вас сражаться за него, сегодня, завтра и послезавтра. И вы сыграете на максимуме, потому что он сумеет достать из вас все. Именно поэтому вы думаете: «Черт, этот человек сделает для меня все».

Но даже тогда, сидя напротив Славена и услышав весь его план и аргументы, я понимал, что не могу ответить прямо сейчас. Швейцария дала мне очень многое. Мне пришлось потратить немало времени на раздумья. Я завершил свои выступления за «Базель», и у меня был небольшой отпуск перед переездом в Германию, где я должен был присоединиться к «Шальке». Ситуация с выбором национальной сборной угнетала меня. Я хотел прийти в новую команду с чистым мозгом и полностью сосредоточенным на новом клубе.

Сидя у себя в комнате, я все еще не знал, что собираюсь делать. Я просто прокручивал в голове воспоминания, думаю у о людях, которые привели меня туда, где я находился.

И тогда я просто решил выбрать сердцем. Взял телефон…

Первым, кого я набрал, был тренер сборной Швейцарии. На тот момент всю свою игровую карьеру я провел в швейцарских командах, и мне было важно объяснить наставнику, почему я выбрал Хорватию. Я сказал тренеру, что это не выбор против Швейцарии. Это просто решение для Хорватии. И только после этого я позвонил Славену: «Я пойду с тобой. Я хочу быть частью твоего плана». Славен был краток: «Вся Хорватия будет гордиться твоим решением. Не думай ни о чем, просто наслаждайся футболом».

Я долго решался на эти звонки, но я слышал, что все это время отец стоял за дверью моей комнаты. Когда я открыл дверь, он пристально посмотрел на меня. Сразу я не сказал ему о своем выборе. Но папа заметил, что независимо от моего решения, он поддержит меня. Это был очень важный момент для нас обоих…

И… Я решил немного пошутить: «Я буду играть за Швейцарию». «О, ОК. Хорошо», — ответил отец. «Нет, нет, — смеялся я. – Я выбрал Хорватию». Папа заплакал…

KLAGENFURT, AUSTRIA — JUNE 12: Ivan Rakitic of Croatia and Kevin Kuranyi of Germany battle for the ball during the UEFA EURO 2008 Group B match between Croatia and Germany at Worthersee Stadion on June 12, 2008 in Klagenfurt, Austria. (Photo by Clive Mason/Getty Images)

ЗАДАНИЕ

Я всегда думаю о своем отце, когда выхожу на поле в составе сборной Хорватии. Знаю, что папа хотел быть на моем месте, стоя в центре поля в бутсах и форме. И знаю, что многие хорваты также этого хотят и страстно мечтают об этом. Иметь возможность играть за свою страну, защищать ее честь и цвета… Нет слов, чтобы описать это…

Хорваты – особенные люди, с невероятным характером. Когда ты стоишь с командой перед своими болельщиками, это невероятные чувства. Ты не хочешь, чтобы это заканчивалось. Я даже не знаю, с чем сравнить это состояние. Я просто попытаюсь объяснить его. Тебе не хочется уходить! Ты хочешь играть для них каждый день! Ты хочешь быть рядом с ними каждый день!

Это, наверное, смешно, но сейчас, когда я намного старше, чем был, получив коробку с футболкой сборной, я еще не больше не хочу снимать ее.

Да, есть давление, которое ты ощущаешь, надевая эту футболку. Но думаю, это приятное давление. Ты хочешь показать миру, что может сделать Хорватия. Ты хочешь продолжить дело таких игроков как Шукер или Билич. И я думаю, что мы пытаемся и делаем это.

Как вы, возможно, слышали или читали, у меня интернациональная семья. Моя супруга – испанка, две наши дочки живут в Барселоне. Это очень важно, поскольку мои дети получают тот же опыт, что и я, живя в разных странах и познавая различные культуры. И мои маленькие девочки — мои самые большие поклонники, конечно.

Поэтому перед началом чемпионата мира у меня было особое задание, которое мне нужно было выполнить. И как то раз я пришел домой с коробкой для моих девочек. Там были две футболки сборной Хорватии. Мои крошки сказали, что никогда не буду тих снимать. И я знаю, как они себя чувствуют…».

Реклама

Trending

Все материалы сайта и журнала PROMAN Ukraine защищены украинскими и международными законами о соблюдении авторских прав. Любое использование материалов журнала возможно лишь после согласования с редакцией. При использовании материалов с сайта proman.com.ua прямая открытая гиперссылка на ресурс не ниже второго абзаца текста обязательна