Connect with us

Культура

Дизель из Green Grey: «Мы попали в плейлисты разных поколений, начиная все сначала каждые 5 лет»

Опубликовано

,

Весной 1993 года берет свое начало официальный отсчет истории группы Green Grey. «Серо-зеленые» олицетворяют собой целую эпоху: вместе с группой менялась музыка, трансформировалось мировоззрение украинского слушателя и наша страна в целом. В преддверии 25-летия музыкального коллектива нам удалось встретиться с его основателем и гитаристом Андреем Яценко (он же – Дизель).

В эксклюзивном интервью для Proman Ukraine Дизель рассказал, что за группой до сих пор тянется шлейф загадочных 90-х годов: многие думают, что Green Grey куда-то пропала и уже не существует в украинском музыкальном пространстве. На самом же деле ребята активно гастролируют, записывают новые песни и готовятся к большому киевскому концерту в честь своего дня рождения, который состоится 31 марта. Помимо музыки, говорили о многом: разности поколений, славе, чувстве стыда и единицах измерения счастья. А также о бедности – той, что в человеческих головах…

  фото Юрий Бондарев

 – Андрей, за четверть века существования коллектива за «серо-зелеными» закрепилась слава новаторов и экспериментаторов: вы сочетали различные музыкальные стили в своем творчестве, первыми ввели в состав группы ди-джея, первыми убрали кресла из зрительного зала… А какой эксперимент считаете самым смелым и самым успешным?

Самый смелый эксперимент заключается в том, что мы создавали и создаем альтернативную авангардную музыку. Давайте закроем глаза и мысленно представим два поля, одно из которых – чисто белого цвета и олицетворяет поп-культуру, а второе – черное – это рок-музыка и своеобразный андеграунд. Так вот, идеальная музыкальная смесь – это соединение двух полей и двух цветов, что и сделали Green Grey. Следствием такого эксперимента стало то, что на нас никто не похож. И поскольку группа находится в «авангардной нише», на нас постоянно проводит опыты весь украинский шоу-бизнес.

«Нам предлагают путь наименьшего сопротивления – путь стабильности и понятности. А что делаем мы? Разворачиваемся на 180 градусов и ищем новую аудиторию»

 – Сейчас, спустя 25 лет, по-прежнему считаете себя экспериментальной и экстремальной группой? И в чем это проявляется?

Конечно! Проявляется это в основном в нашем подходе к жизни и к музыке, в частности. Что нам говорили и продолжают твердить маркетороги? «Ребята, вы написали «Эмигрант» – вот и продолжайте работать в этом ключе». Иными словами, нам предлагают путь наименьшего сопротивления – путь стабильности и понятности. А что делаем мы? Разворачиваемся на 180 градусов и ищем новую аудиторию.

                                          фото Юрий Бондарев

Считаю, что каждые 5 лет начинать всё сначала, творить новую музыкальную историю, – достаточно экстремальный наш поступок. Мы не единожды оказывались на одной площадке с многими новыми музыкантами, начиналась конкуренция и борьба за зрителя и за то, чтобы быть в тренде. Это большой риск. В нашем случае этот риск оказался оправдан: Green Grey попали в плейлисты нескольких поколений.

«Мы были первой молодой украинской группой, «ворвавшейся» в самые крутые гримерки, которые только можно себе представить. Но при всем этом Европа – это не звездный олимп, олимп здесь, в Украине»

 –  Именно Green Grey стала первой украинской музыкальной группой,  дважды получившей награду MTV Europe Music Awards в Лондоне и Берлине. Могу предположить, что, будучи молодыми артистами здесь, в Украине, и выступая на одной сцене с мировыми звездами в Европе, вас захлестнула звездная болезнь?.. Что помогло спуститься со звездного Олимпа на землю и не потерять связи с реальностью?

Конечно, это было для нас wow! Мы были первой молодой украинской группой, «ворвавшейся» в самые крутые гримерки, которые только можно себе представить. Но при всем этом Европа – это не звездный Олимп, Олимп здесь, в Украине. Именно  у нас живут  слушатели,  любящие и ценящие Green Grey. А Европа это своего рода «музыкальный шопинг» и заряд невероятных эмоций. Поэтому звездной болезни, как и потери связи с реальностью, не было.

Читайте по теме:
«Я никогда не срублю дерево»: 4 бесценных урока жизни, которые дал мне космонавт Каденюк

Кстати, сразу после возвращения с MTV Europe Music Awards в 2000 году мы написали песню «Депрессивный листопад», ставшую суперхитом. Если слышу от человека, что она самая крутая наша песня, то сразу понимаю цену этому меломану.

«По поводу славы скажу так. Культовая лестница в небо не имеет своего конца – нужно найти ту ступень, на которой тебе комфортно находиться и получать свои «единицы счастья»

– Слава и успех – величины непостоянные. Сегодня ты узнаваем и популярен, но уже завтра все может кардинальным образом измениться. Как вы относитесь к славе в любых ее проявлениях? Были ли моменты, когда вы ловили себя на мысли, что Green Grey – не в тренде?

Человек – существо многогранное, и его успех заключается не только в работе. Уверен: значение имеет лишь то, какое количество позитивных эмоций в день может сгенерировать каждый из нас и «принести» домой. Давайте эти эмоции условно назовем «единицами счастья». Я, например, получаю 10 «единиц счастья» в день, а какой-то другой артист – 3. Почему? Потому что его временной ресурс ограничен. Согласитесь, многие люди просто не имеют возможности остановиться, оглянуться по сторонам и кайфонуть от того, что делают.

По поводу славы скажу так. Культовая лестница в небо не имеет своего конца – нужно найти ту ступень, на которой тебе комфортно находиться, и получать свои «единицы счастья». Вне зависимости от того, в тренде ты или нет. Мне это удавалось и удается до сих пор.

Читайте по теме:
Такого вы даже не представляли! Безумные вечеринки легендарного Фредди Меркьюри

Что скажете по поводу творческих пауз: как часто они возникали и чем вы их заполняли?

Творческие паузы необходимы каждому артисту, но у нас их нет. Мы находимся в музыкальном поиске в режиме нон-стоп.

«Самый большой кайф, который мы испытывали и испытываем от взаимоотношений с поклонницами, возникает во время концертов. Это постоянный секс. И в этом фишка Green Grey. Даже когда мы не знаем, что именно будет на концерте, как и в каких позах, мы знаем, что будет хорошо»

 – Вместе с группой за 25 лет повзрослели и ее поклонницы. Каким образом вам оказывали внимание фанаты в 90-е годы и сейчас? Как менялись ваши с ними взаимоотношения?

Самый большой кайф, который мы испытывали и испытываем от взаимоотношений с поклонницами, возникает во время концертов. Это постоянный секс. И в этом фишка Green Grey. Даже когда мы не знаем, что именно будет на концерте, как и в каких позах, мы знаем, что будет хорошо. Что происходит дальше? Дальше мы прячемся от поклонниц, целиком и полностью от них абстрагируемся. А если говорить о последних нескольких годах, то и я, и Murik (Дмитрий Муравицкий, –  прим. авт.) счастливы в браке.

 «…люди стали угрюмыми. И это не из-за музыки или их возраста, а из-за страны. Страна – очень жестока. И мне сложно сказать, счастливы ли наши зрители и украинцы в целом».

Хочу поговорить о том, как трансформировались ваши слушатели. Ведь Green Grey – это целая музыкальная эпоха…

Слушатели Green Grey менялись параллельно с тем, как менялась наша страна. И это была «жесть». За 25 лет существования группы украинское общество трансформировалось коренным образом: рушилась ментальность, идеалы, возникало ощущение полной несправедливости. К чему это привело? К тому, что люди стали угрюмыми. И это не из-за музыки или их возраста, а из-за страны. Страна – очень жестока. И мне сложно сказать, счастливы ли наши зрители и украинцы в целом.

                                          фото Юрий Бондарев

Ощущение разочарования присутствует?

Нет, я счастливый человек. Помните, 10 «единиц счастья» каждый день? (Улыбается.  Прим. авт.) И счастье я не связываю с деньгами. Ну, сколько можно купить «единиц счастья» за деньги? В первый день, допустим, 7–8, потому что накопились материальные желания, во второй – не более 5, а в последующие – максимум 3. Ведь все мы по большому счету стремимся к положительным эмоциям, а не к финансам. И эмоции эти – в семье, детях, друзьях, путешествиях, животных. В самих себе, в поиске себя.

В одном из недавних интервью вы сказали, что наслаждение творчеством в массовом виде для вас уже не имеет смысла, так как это пустая трата денег ради своего эго. Какой формат творчества вам сейчас доставляет удовольствие?

– А сейчас опять кайф в массовости. Всё же развивается по спирали. Вот, к примеру, не так давно мы сидели с Муриком и обсуждали дальнейшие музыкальные планы. Пришли к тому, что по случаю

25-летия группы хотим проехать по всей стране и записать дуэты со всеми своими любимыми музыкантами. Таких музыкантов не мало – 10, а то и 20.

Читайте по теме:
Nokia Tune: эпическая история самого известного рингтона в мире

 За 25 лет существования группы «серо-зеленые» обросли огромным количеством слухов: начиная от вечно холостяцкого образа жизни и  заканчивая проблемами с законом и наркотиками. Какой самый нелепый слух прочли о себе в прессе? Какие мифы о Green Grey готовы развеять прямо сейчас для наших читателей?

– Самое нелепое, что мы о себе слышали, – это то, что Green Grey владеют самолетами, вертолетами, пароходами и яхтами. А еще то, что мы не можем приехать в город Бердичев с концертом. По определению не можем. Почему?

Потому что за группой до сих пор тянется шлейф загадочных 90-х годов: многие думают, что Green Grey куда-то «пропали» и уже не существуют в музыкальном пространстве. Из-за этого даже возникали проблемы с организацией концертов.

«Самый популярный миф о Green Grey – это то, что мы – наркоманы. На этот счет могу сказать, что ни разу в жизни не прокалывал себе вену»

Самый популярный миф о Green Grey – это то, что мы наркоманы. На этот счет могу сказать, что ни разу в жизни не прокалывал себе вену. Даже элементарный анализ крови из пальца для меня – целая проблема и огромный стресс, потому что я панически боюсь медицинских игл. Только лишь в маске и бессознательном состоянии со мной можно проводить какие-либо медицинские манипуляции. (Улыбается. Прим. авт.)

 Страх…  уколов?!  Но ведь у вас медицинское образование…

– Совершенно верно. Но мои преподаватели на многое закрывали глаза, а медицинский диплом я получил по большей части благодаря успехам вне учебы: совмещал студенчество с музыкой и футболом.

«Я категорически против наркотиков и считаю, что те музыканты, которые за ними прячутся (а таких я знаю немало), боятся оголить свой талант»

  Как вы относитесь к наркотикам? Уход от реальности с помощью допинга – удел слабых?

 – Я категорически против наркотиков и считаю, что те музыканты, которые за ними прячутся (а таких я знаю немало), боятся оголить свой талант. Если часто прибегать к допингам, рано или поздно станет очень тяжело быть искренним с самим собой. Плюс, конечно же, физическое состояние. У музыкантов очень насыщенный образ жизни, и если все время принимать наркотики, то можно очень быстро умереть – года через три. Организм просто-напросто не справится с огромным количеством гастролей и переездов. Музыканты,  принимающие наркотики, меня поймут.

Что касается ухода от реальности с помощью наркотиков, то это скорее не проявление слабости, а эксперимент над своим телом и сознанием.

2002 год: альбом «Эмигрант», одноименная песня которого стала символом ощущения целого поколения. Расскажите, как зарождалась и вынашивалась идея песни, что вы тогда переживали?

– Первым знаменем музыкального поколения, выросшего на произведениях Green Grey, была песня «Подождем под дождем», вторым – «Мазафака», а третьим – «Эмигрант». О каком бы альбоме и песне ни шла речь, мы всегда делали всё искренне, переживали за создаваемый продукт. Просто с песней «Эмигрант» мы попали в десятку. Первое попадание было эмоциональным, второе – заключалось в режиссерской составляющей этой работы.  Режиссером выступил Виктор Придувалов, а оператором – Андрей Пелех, в последующем ставший обладателем американского студенческого кинематографического «Оскара». Это был тандем очень крутых талантливых ребят. Кроме того, попасть в десятку и угадать настроения нашей публики помогла выбранная локация – Нью-Йорк и тема – эмиграция, которая была актуальна как в 2002 году, так и сейчас.

Знаю, что вопрос эмиграции в свое время был актуален и для вас. Тем не менее вы не уехали из страны. Почему? Чтобы не быть своим среди чужих?

– Да, именно по этой причине. Также у меня не очень хорошо обстоят дела с изучением иностранных языков: я разговаривал на английском слабо и не хотел казаться в глазах людей идиотом. Я хотел и хочу быть понятым и реализованным. А реализация – она ведь не только в музыке, а и в социальном плане, дружеском общении. Ну, как можно реализовать себя, если ты не знаешь глубину языка? Да и левостороннее движение, и слишком высокие цены на обучение и другие бытовые моменты. (Смеется. Прим. авт.) Конечно, если бы я родился в США, то эти вопросы не возникали бы. Но я же рожден в Украине, а значит, так тому и быть.

Когда слышите слово «гастроли», какие ассоциации приходят на ум? Какие самые яркие вспышки гастрольной деятельности?

– Любые гастроли – это невероятно круто! Вот представьте: вас ждут в городе, вам показывают всё самое лучшее – его локации, кухню, гостиницы. И за это не нужно платить. (Смеется. Прим. авт.) Несмотря на фактор усталости, гастроли – это праздник для артиста. И не имеет значения, в какой город ты приезжаешь, – Харьков, Одессу, Днипро или Бердичев. Всем этим городам есть чем гордиться.

Давайте мысленно перенесемся в далекие 90-е годы… Тогда всё по большей части держалось на энтузиазме группы? Ведь не было ни поддержки извне, ни мощных финансовых вливаний, ни пиар-технологий…

– Да и слова такого «пиар» не было. (Смеется. Прим. авт.) Всё держалось на нас самих, информационным поводом всегда была группа как таковая: мы были на центральных телеканалах, в глянцевых журналах. Вместе с Green Grey зарождалась и украинская мода – мы были первыми, кто принял участие в Ukrainian Fashion Week. (Имеется ввиду «Сезоны моды» 1997 г.  Прим. авт.)

«По поводу популярности музыкальных стилей скажу прямо: украинская музыкальная премия Yuna менее интересна (раз так в сто!), чем, к примеру, рэп-баттл Oxxxymiron  и Гнойного»

– «Табула Раса», «ТНМК», Сашко Положинский, Green Grey – все вы были музыкальными новаторами в свое время. Тем ни менее ни рок, ни панк, ни хип-хоп не стали массово популярными стилями в музыке. С чем, по вашему мнению, это связано?

Я бы не ставил перечисленные музыкальные коллективы в один ряд. «Табула Раса», «ТНМК» и Green Grey – это о разном. По поводу популярности музыкальных стилей скажу прямо: украинская музыкальная премия Yuna менее интересна (раз так в сто!), чем, к примеру, рэп-баттл Oxxxymiron  и Гнойного. Если Yuna интересна нескольким тысячам зрителей, то посмотрите, что происходит с современными подростками – поэтами (а именно они представляют перечисленные вами стили). Стоит им пару раз открыть рот – и уже миллион в кармане. Понимаете? Как раз эти подростки, а не поп-исполнители, олицетворяют собой огромную аудиторию, настоящую аудиторию, в то время как поп-звезды меняются каждый сезон.

– В продолжение темы музыкальных тенденций хочу поговорить о современном украинском шоу-бизнесе. В то время как во многих странах развиваются различные музыкальные направления, у нас процветает лишь попса. Почему же Винник живет, а джаз и рок – нет? Это ведь говорит о многом в наших головах…

Думаю, что каждый должен заниматься своим делом. Да, Винник собирает тысячные залы. Да, он делает это успешно и довольно часто. Но могут ли современные украинские поп-артисты собрать большие стадионы и площади? Нет, на это способны только рокеры. Именно они могут «держать» одновременно и 100, и 200 тысяч зрителей, слушателей, поэтому я не согласен с тем, что «рулит» исключительно поп-направление, «рулит» как раз рок. Скажу больше – рок процветает.

Что касается джаза, то это тема для отдельного разговора. Джаз-музыкантам нужно помогать – путем меценатской поддержки, дотаций.

– Почему же среди множества украинских артистов гастролируют лишь единицы?

Потому что у большинства поп-музыкантов элементарно нет соответствующей аппаратуры, как и желания петь вживую. Гастролируют в Украине только рокеры. Попса не гастролирует, не продает билеты, ею можно «замазать» какие-то пробелы, не более того. Современный зритель ориентирован на живую музыку, он уже не пойдет на халтуру и не захочет слушать на концерте фонограмму.

Если говорить о клубной музыкальной культуре и посмотреть на недельные афиши клубов, что мы увидим? Из 100 выступающих коллективов лишь три будут попсовыми, остальные 97 – это рок-музыканты.

«Нужно быть очень крутым артистом, чтобы просчитать настроения своей аудитории и понять, в каком направлении они – эти настроения – движутся»

– Перед началом национального отбора на Евровидение, в котором группа Green Grey принимала участие, вы сказали: «Самое главное – вкладывать в идею музыки именно музыку». В реальности этим постулатом, как мне кажется, пользуется очень малый процент украинских артистов. Как думаете, у нас есть стремление создавать конкурентную музыку, понятную и интересную зарубежной аудитории?

Есть не только стремление, но и конкретные артисты, уже создающие качественную музыку, ориентированную не на один лишь внутренний рынок, например, Ваня Дорн. Знаете, в футболе есть такое понятие, как «пас в свободную зону»? Это когда игрок не видит никого в этой зоне, но точно знает, что через пару секунд там уже кто-то будет. Вследствие такого паса с высокой долей вероятности можно успешно разыграть мяч и забить гол в ворота противника. Так и в музыке: нужно быть очень крутым артистом, чтобы просчитать настроения своей аудитории и понять, в каком направлении они – эти настроения – движутся.

 

«Музыкальных свободных зон в мире практически нет. Чтобы их отыскать, нужно быть сумасшедшим артистом, экспериментатором и вывернуть музыку наизнанку»

– Что же нужно делать современному украинскому артисту, чтобы бежать впереди потребителя и совершить этот самый «пас в свободную зону»? Как угадать будущие предпочтения слушателя и музыкальные тенденции в целом?

Музыкальных свободных зон в мире практически нет. Чтобы их отыскать, нужно быть сумасшедшим артистом, экспериментатором и вывернуть музыку наизнанку. А для того, чтобы стать таким новатором, следует крепко поссориться со своей аудиторией. Так получилось в истории с Ваней Дорном – он принял решение делать абсолютно новую музыку, создавать принципиально новые музыкальные вибрации и отталкиваться при этом не от желания понравиться своей публике, а от своих собственных идей и взглядов. И это я считаю героическим поступком.

– Изменилось ли у украинских артистов ощущение ценности того, что они делают? Поясню. Выступать перед олигархами, их молодыми спутницами и жующей публикой, будучи при этом ничем иным как фоном, и выступать перед своим, осмысленным зрителем – вещи разные…

– Сегодня поп-артистов, дающих сольные концерты, можно перечесть по пальцам одной руки, ОK, двух рук. (Смеется.  – Прим. авт.)  Где же выступать остальным? Естественно, перед жующей публикой, олигархами и недовольными моделями. Иными словами, перед богемной аудиторией, которой совершенно не важно, какой билет они купили, важно лишь название клуба. Так было, так есть и так будет. Это же одна из бизнес-образующих величин. А если у артиста есть своя аудитория (пусть даже это будет 200 человек), в каком бы формате он ни сделал концерт, на него придет только свой, осознанный слушатель.

– Если верить информации в прессе, то вы продали права на свой альбом WTF(?!) за 1 миллион гривен. Как вы относитесь к деньгам – легко ли расстаетесь с ними?

Денег от продажи прав на альбом не стало в тот же день. (Смеется. – Прим. авт.)  Ни я, ни Murik не являемся скупердяями и считаем, что деньги нужны исключительно для реализации человеческих идей. Коллектив Green Grey никогда не боролись за деньги, несмотря на то, что первый наш лозунг звучал так: «Мы пришли заработать свой первый миллион и кайфонуть». Мы заработали не только первый, но и второй-пятый-десятый, при этом все заработанные деньги инвестировали в творчество и идеи.

«Если безденежье – это временное явление, то бедность – показатель того, куда и к чему ты пришел в своей жизни. Если человек беден, то ему нужно развернуться на 180 градусов и двигаться в обратном направлении»

– Вам знакомы бедность и безденежье?

Это совершенно две разные категории. Если безденежье – это временное явление, то бедность – показатель того, куда и к чему ты пришел в своей жизни. Если человек беден, то ему нужно развернуться на 180 градусов и двигаться в обратном направлении. Если у человека нет денег – это всего лишь сигнал задуматься над тем, где их взять. Безденежье – очень полезно. Безусловно в разумных дозах. И особенно оно полезно тогда, когда человек состоятелен, когда он перестает понимать цену деньгам.

Иногда случаются времена, когда мой холодильник абсолютно пуст, но чувства бедности я не испытывал ни разу в жизни.

– В последнее время мода на здоровый образ жизни захватывает все больше украинцев. Как вы поддерживаете себя в форме? И не могу не спросить об алкоголе – какие у вас отношения с крепкими напитками?

Алкоголь не употребляю вообще, за исключением пшеничного фреша. Он же – пиво. (Смеется. – Прим. авт.)  Все крепкие напитки были выпиты в 90-е годы. Алкоголь приводит к деградации мозгов: мне бывало очень стыдно за себя и свои поступки под влиянием алкоголя, и именно чувство стыда сыграло решающую роль в моем решении прекратить его употреблять.

Спортом я не занимаюсь и к медикам не обращаюсь. Стараюсь ловить сигналы своего организма и сам себе из своего же ресурса выписывать лекарства. Так, я сейчас вешу ровно столько, сколько весил в 18 лет.

– Есть ли у вас фобии?

Уколы, но именно эта серьезная фобия стала информационным триггером и спасла мне жизнь.

– Что для вас такое понятие, как патриотизм? В чем он должен проявляться?

Значение современного слова «патриотизм» очень трансформировано, я бы даже сказал, что оно уничтожено. Как показывает практика, очень многие люди во всеуслышание заявляют о своем патриотизме, но их слова не совпадают с их действиями. В моем понимании патриотизм заключается в том, чтобы не быть голословным и не кричать на каждом шагу, что ты патриот.

– Группе Green Grey принадлежит высказывание: «Мы хотим, чтобы Украину не ассоциировали исключительно с Андреем Шевченко, Кахой Каладзе,  Чернобылем, коррупцией и войной. О нас знают, как о стране с богатым, но трагическим прошлым. Мы же смотрим в будущее». Каким вы видите будущее Украины? Что нового и позитивного в нем будет?

Вне зависимости от того, о какой стране идет речь – об Украине, о Беларуси или Колумбии,  нас всех ожидают прекрасные и очень интересные времена. Мы сейчас сидим с вами, разговариваем, а через неделю мир будет совершенно иным. Если раньше для изменения жизни, ее качества требовались десятки лет, то сейчас всё развивается с головокружительной скоростью. Мы живем в эпоху информационных технологий, и я считаю, что через каких-то пару лет мы окажемся в иной реальности, в которой будут созданы принципиально новые возможности для коммуникации между людьми, сотрется грань между реальной и виртуальной жизнью.

Реклама

Trending

Все материалы сайта и журнала PROMAN Ukraine защищены украинскими и международными законами о соблюдении авторских прав. Любое использование материалов журнала возможно лишь после согласования с редакцией. При использовании материалов с сайта proman.com.ua прямая открытая гиперссылка на ресурс не ниже второго абзаца текста обязательна