Connect with us

Персоны

Максим Бахматов: «Логика открытия пирожковой и создания IT-стартапа примерно одинакова»

Опубликовано

,

фото Svetlana Soroka

Не имеет значения, какую сферу развивать, важен лишь результат. Так считает Максим Бахматов – успешный предприниматель, бизнес-ментор, юморист и отец троих сыновей. Занимая должность управляющего партнера UNIT.City, он ставит перед собой цель создать для украинских стартаперов комфортную и благоприятную инновационную среду на базе этого проекта. Встретились мы с Максимом непосредственно в его рабочем кабинете на территории инновационного парка, где все располагает мыслительному и творческому процессам – начиная от улыбок охраны и вкуснейшего кофе и заканчивая креативной атмосферой и уникальной экосистемой. В интервью Proman Ukraine Максим рассказал, с помощью каких управленческих решений можно побороть коррупционные правила игры в бизнесе, как привлечь иностранные инвестиции в украинские компании и какими он видит украинцев будущего.

– Максим, мы находимся на территории UNIT.Сity – инновационного центра, управляющим партнером которого вы являетесь. Какие цели перед собой ставите? В чем заключается миссия данного проекта?

Наша цель   –  создать инновационный парк как таковой, а миссия заключается в комплексе действий, которая поможет достичь эту самую инновационность.  В UNIT.Сity должно происходить такое количество правильных вещей для развития инновационной составляющей нашей страны, чтобы это существенно отличалось от какого бы то ни было уже функционирующего бизнес-центра. Чем отличается Кремниевая долина от любой другой «долины» в мире?  Ее конкрурентное преимущество  в концентрации правильных людей,  встреч, инвесторов, образовательных программ и благоприятного климата, в котором всем комфортно развиваться, расти и двигаться вперед. Наша задача – реализовать это в Украине непосредственно в инновационном центре UNIT.Сity. Причем таким образом, чтобы это всё работало гораздо лучше и эффективнее, чем где-либо в стране.

— Как вам удается руководить таким штатом креативных и амбициозных людей? Каких принципов придерживаетесь?

Принцип заключается в том, что ими не нужно руководить. Опять-таки, если говорить о Кремниевой долине, то там всё работает само по себе, нет как таковой должности генерального директора. Там сконцентрировано такое количество интересных компаний, которые самоорганизуются и договариваются между собой. Результаты их деятельности – инновационны и нестандартны. Всё то же самое и в  UNIT.City. Наша задача – создать комфортную, безопасную и инновационную среду. Креативные люди не нуждаются в помощи, они сами всё знают и делают.

– В одном из интервью вы говорили о том, что для получения своей первой работы (на должность оператора call-центра в компании UMC. – Ред.)  пришлось пройти собеседование в течение 2 часов и заполнить огромное количество бумаг. А как осуществляется отбор резидентов UNIT.City? Вы лично согласовываете каждую кандидатуру?

Резидентов мы отбираем не как физических лиц, а как юридических. Отбор компаний происходит по нескольким критериям, основной из которых это создание собственного продукта. Он должен иметь потенциал роста, быть от- части инновационным и экспорто ориентированным. Именно таких резидентов мы хотим видеть в UNIT.City. В процессе отбора я участвую лично.

– Информация о том, что в столичном метро с вашей подачи может появиться такая станция как «Мотозавод», – реальна или выдумана?

Строительство этой станции метро было запланировано еще в то время, когда на территории UNIT.City находился мотозавод с численностью работающих порядка 20 тыс. Учитывая, что количество резидентов инновационного парка и его гостей будет составлять около 20 30 тыс., необходимость своего выхода из метро вполне логична. Но на сегодняшний день давайте будем считать, что это в большей степени рассуждения о будущем парка, чем четкий план.

Читайте по теме:
Одержимий технологіями: Степан Веселовський про інформаційне майбутнє, еміграцію та чиновників-хіпстерів

– Уже запущена работа школы UNITFactory, учащиеся которой приобретут образование в IT-сфере на безоплатной основе. Учитывая сумасшедший конкурс, напрашивается вопрос – в чем же заключается инновационность полученного образования?

Тот факт, что на 300 мест было подано около 16 тыс. заявок, говорит о том, что люди, видимо, что-то знают. Согласитесь, просто так мы бы не заставили никого пойти на эти компьютерные курсы. UNIT Factory работает по франшизе французской школы 42 (фр. L’école 42. – Ред.). Эта франшиза работает на рынке всего лишь 5-й год, но к выпускникам-специалистам выстраивается очередь работодателей, в том числе из таких корпораций-монстров как Facebook, Inc., Googlе LLC. и других.

– Какими ключевыми и принципиально новыми компетенциями должен обладать современный выпускник, чтобы достичь успеха в бизнесе в целом и в IT-сфере, в частности?

Всё достаточно просто: он должен не бояться изменений, постоянно пробовать что-то новое и качественно работать над своими проектами.

– А каким критериям должен соответствовать украинский стартап, чтобы быть конкурентоспособным не только на внутреннем рынке, но и на мировых рынках?

Логика открытия пирожковой и создания IT-стартапа практически одинакова. Идея должна быть инновационной, ориентированной на создание собственного продукта и креативной. А стартаперы – гибкими в своем мышлении. Нужно понимать, осознавать, что совершённые действия могут не принести желаемого успеха. Большинство стартапов, кстати, не были успешными. Все думают, что вот сейчас создадут свой продукт, заработают и сразу… станут богами. Но в IT-сфере это далеко не всегда так.

«Если бы мы знали ответ на вопрос, почему стартапы терпят неудачу, у каждого из нас было бы по Facebook и Googlе»

– По какой причине, как правило, стартапы терпят фиаско?

Это как в том анекдоте про бабушку, знаете? «Знал бы прикуп, жил бы в Сочи. Бабушка, а вы где живете? В Сочи, внучек, в Сочи!». Если бы мы знали точный ответ на вопрос, почему стартапы терпят неудачу, у каждого из нас было бы по Facebook и Googlе. Тут может быть масса вариантов – неправильный рынок, неправильно  привлекли деньги, спрограммировали, продавали… Проблема любого стартапа заключается еще и в том, что у него нет возможности проверить, протестировать свою успешность, потому что это крайне дорого обходится: привлечение клиентов, аналитика и тому подобное.

– Какие стартапы, по вашему мнению, будут востребованы в будущем?

Скорее всего, Big Data, машинное обучение, блокчейн. Плюс стартапы, ориентированные на конкретные запросы будущих покупателей и потребителей. Наверное так, хотя тут следует снова вспомнить одесскую бабушку и прикуп.

– Как вы считаете, смогут ли инновационные компании, мыслящие категориями будущего и пришедшие на украинский рынок, работать, применяя   «стратегию голубого океана», иными словами – вести бизнес в условиях чистой конкуренции?

Наша юрисдикция не позволяет нормальным компаниям инвестировать в стартапы. Пока не появится качественная законодательная база и возможность легального инвестирования и защиты своих прав в суде, ситуация останется неизменной.

Читайте по теме:
Дмитрий Шимкив о том, как политика выглядит глазами топ-менеджера: «Я заглянул за кулисы»

– Кстати, не возникало ли у вас желания сменить вектор движения и стать политиком-инноватором? Тем самым иметь возможность влиять на политические и экономические процессы в стране, в частности, формировать качественную законодательную базу…

Для этого надо стать депутатом или министром. Но дело в том, что эти позиции не предусматривают длительного развития каких-либо инициатив. Потому что все эти люди, как правило, калифы на час. Нужно заниматься вещами, которые будут иметь гарантированный результат, системный подход и возможность «игры в долгую». Можно побыть министром полгода, а потом уйти в небытие и никогда больше не подняться и ничего не сделать. А можно всю жизнь развивать инновационный центр и на выходе получить желаемый результат. Если вовлекаться в проекты, – неважно политика это или нет – то делать это следует, имея реальные возможности реализации инициатив. Просто так идти в политику?

– Приходилось ли вам сталкиваться с проблемой коррупции – «откатами» и прочими ее проявлениями? Что могут сделать сами бизнесмены (не надеясь на государство), чтобы помочь стране сломать коррупционные правила игры? Как в этом могут помочь технологические инновации?

Расскажу на примере. На ВДНХ была парковка площадью полтора гектара, рассчитаная на 500 машиномест.  Когда мы пришли (с лета 2015 до весны 2017 года Максим Бахматов занимал должность генерального директора НК «Экспоцентр Украины». – Ред., она приносила 5 тыс. грн в месяц.  Поменялись руководство, управленческие решения и так далее, она стала приносить 30 тыс. грн. Это были порядочные люди, честные и старательные, ответственно относившиеся к работе. А когда мы заменили этих людей на паркоматы, парковка стала приносить 300 тыс. грн в месяц. К чему этот пример? К тому, что какие бы ни были честные люди, если есть возможность воровать, они будут это делать. Они всегда будут подвержены влиянию больших денег и возможностей каким-то образом нелегально получать доходы. Если нивелировать эту возможность путем автоматизации процессов, «обрезания» этих процессов, увольнения людей, война с коррупцией будет автоматически выиграна.

«На сегодняшний день бороться с коррупцией – невозможно, поскольку это часть нашей жизни. Согласитесь, нельзя бороться с алкоголиком, пока вокруг есть пьяные и есть водка»

На сегодняшний день бороться с коррупцией – невозможно, поскольку это часть нашей жизни. Согласитесь, нельзя бороться с алкоголиком, пока вокруг есть пьяные и есть водка. Какими бы ни были волшебниками антикоррупционеры, они борются неравными силами – не с человеком, а с его образом жизни. Забрать у прокурора, привыкшего зарабатывать десятки тысяч долларов в месяц, способ существования? Он будет бороться до последнего дыхания, да он в лес тебя вывезет и убьет за эти деньги! Соответственно, чтобы победить коррупцию, нужно прибегать либо к радикальным действиям, либо поступить так, как это сделали мы – автоматизировать поток денег: когда его никто не видит, не трогает, вот и всё.

– В продолжение темы ВДНХ. Вы работали над концепцией развития комплекса и даже открыто заявляли, что ваша зарплата может составить конкуренцию оплате труда премьер-министра Украины. Тем не менее покинули проект. Если деньги – не основная мотивирующая составляющая работы, то что тогда?

Моя зарплата превышала зарплату премьер-министра и составляла 600 тыс. грн в год. Это была реальная зарплата. А основное – это не финансовая составляющая, а возможность реализации проектов. После того, когда мы написали концепцию развития комплекса и перешли к стадии ее реализации, оказалось, что реализовывать ее будут о-о-очень долго. В рамках действующего законодательства с учетом всех бюрократических нюансов реализация одного проекта заняла бы приблизительно три года: один проект государственно-частного партнерства. Мы подсчитали, что за это время мы тут, в UNIT.Сity, уже успеем посторить половину парка.

Не имеет значения, на базе какой собственности – государственной или частной – развивать инновации в нашей стране, главное, что это – в Украине и для украинцев. Я принял максимально взвешенное и оптимальное решение – развивать это там, где будет быстрее, эффективнее и лучше.

«Пока будет существовать возможность принимать решения через кума-брата-свата, мы будем плестись в хвосте»

– Если мыслить глобальными категориями, – как привлечь иностранные инвестиции в украинские компании?  Учитывая ресурсный и человеческий потенциал нашей страны, есть ли, по вашему мнению, шанс приблизиться к тому уровню технологий и инновационных решений, которые, к примеру,  демонстрируют японцы?

Пока будет существовать возможность принимать решения через кума-брата-свата, мы будем плестись в хвосте.

Как только появится реальная возможность защищать свой капитал и отстаивать свои права в судах, шанс приблизиться к японцам появится. Если мы, к примеру, примем английское право, в Украину будет приток огромного количества денег. Сумасшедшее количество. Кстати, как раз сегодня читал статью о Японии. Фактически европейцы и американцы заставили эту страну измениться, внедряя силовыми методами правильную, альтернативную культуру. Это привело к тому, что японцы в некоторой степени потеряли свою национальную идентичность, но при этом стали успешной нацией. Нужно, чтобы и к нам кто-то пришел со стороны и заставил нас поменяться.

Читайте по теме:
Как живет советник по криптовалютам: путешествия, закрытые VIP-вечеринки и круглосуточная работа

– Вы затронули тему несовершенства существующей судебной системы и отсутствия реальной возможности отстаивания своих интересов в судах… Что скажете насчет масштабной реформы системы украинского правосудия?  Относитесь ли вы к ней с доверием?

Посмотрим. Я не верю никаким мифическим вещам, я верю только в результат.

– Кстати, инвестиции в создание шоу Comedy Club Ukraine в размере $34 тыс, по вашим словам, окупили себя за три первые выпуска. Как удалось построить такую успешную бизнес-модель в такой специфической сфере предпринимательства?

Время было такое – удачное. Так получилось, что мы знали, где спрятан «прикуп». А находился он – в людях, в их желании пафоса и цирка. Чем мы успешно и воспользовались. Совпало всё: правильное место, правильный канал и правильные люди. Безусловно, сыграли свою роль наш опыт и профессионализм. Мы продали нестандартный украинский продукт, которого ранее на рынке не было.

– Вы создали успешную IT-компанию в тандеме с партнером, которого знали с самого детства. Значит, бизнес дружбе не помеха? Сколько у вас друзей?

Вот он один наверно и есть.  Все остальные – скорее приятели. Чтобы стать действительно друзьями, должно пройти немало времени. Друг же познается в разных ситуациях.

– В детстве вы мечтали стать адвокатом…

В детстве я мечтал быть адвокатом или экономистом. Даже не то, чтобы мечтал, просто понял, кем я мог бы быть. Тогда в 1988 году, будучи третьеклассником львовской школы, я просто не знал о существовании таких слов как «инноватор» и «стартапер».

Читайте по теме:
 ТОП-33 ярких мыслей от спикеров iForum 2018: о чем говорили Федорив, Хмельницкий, Корогодский и Жаданов

– Как развить бизнес-чутье? Или с ним нужно родиться?

Можно попытаться его приобрести, развить. Почему нет? Просто в процессе потеряется тысяча или две, или пара сотен тысяч долларов. И вот тогда чутье либо проснется, либо нет. Бояться этого не нужно, это своеобразная природная эволюция.

– Чем вам пришлось пожертвовать ради успеха?

Например?

– Временем, проведенным со своей семьей…

Ну, конечно! Но я вам скажу, что никогда не нужно мерить чем-то количественным, меряйте только качественным. Можно с утра до вечера находиться с семьей, но при этом быть тупым отцом, пьющим пиво и поедающим чипсы.  Приходить ровно в 6 часов и ровно в 10 – засыпать, проводить субботу и воскресенье в компании телевизора. А можно вести себя по-другому.

– То есть нет ощущения сожаления, упущения каких-то важных моментов в жизни?

Нет. А даже если бы и было, то что тогда? Лежал бы я как вегетативное существо на диване… Здоровый, но никому неинтересный. Вы бы ко мне пришли?

– Нет. Поскольку я бы о вас и не узнала.

Вот видите! А так мы сидим, общаемся, развиваемся, делаем интервью. Ведь прекрасная история!

Вы являетесь и бизнес-ментором, и юмористом, и предпринимателем, и отцом троих сыновей. А какая роль в вашей жизни еще не сыграна? Что бы еще хотелось сделать?

Я бы хотел мультиплицировать приобретенный опыт на какие-то большие объекты и объемы. Вот это мне было бы интересно. В гектарах, в областях, в городах. Мы уже собираемся это делать в одном большом муниципальном проекте, связанным с консультированием городов, их развитием.

Читайте по теме:
Советы и бизнескейсы от Василия Хмельницкого: «Нам надо научиться плавать в холодной воде при сильном ветре и большой волне»

– Какой вопрос из уст собственных детей поставил вас в тупик?

Один из моих сыновей начал делиться со мной своими сексуальными познаниями.

– Старший?

Средний! Он прочитал книжку и рассказал, что там у кого и как, какие половые отличия. Молодец, вопросов нет! Он ничего не спрашивал, просто выдал информацию, констатировал факты.

– Этой информацией он застал вас врасплох, или вы ко всему готовы?

Нет, я не был готов к тому, что это произойдет вот так, сидя за столом.

– Продолжая тему отцовства хочется отметить, что в Украине только в последнее время отцовство стало рассматриваться в контексте гендерного равенства. Всё больше пап берут пример с Марка Цукерберга и публично говорят о любви к своим детям, идут в декретный отпуск. Как Вы думаете, почему только сейчас возник такой тренд? Вам удается со своей занятостью быть внимательным папой?

Я вырос в семье, где папа занимался детьми, как мог, всегда был в активном режиме отцовства. Такая модель действует теперь и в моей семье. Я не против заниматься с детьми, поездить с ними… Не могу сказать, что кормил бы грудью, но если нужно будет, что-то придумаю. В целом я считаю, что это совсем не зазорно, скорее – хорошо.

А насколько я внимательный папа – покажет время. Об этом можно будет говорить лет через десять.

«Каждый из нас должен гордиться результатами своей работы и успешной страной, а не просто тем, что мы – украинцы, Богом данные Земле. Слова без действий не работают»

– Какие они – украинцы будущего?

Они не сосредоточены всецело на национальной самоидентичности, когда «я – украинец, я буду этим гордиться, но при этом ничего не буду делать». Нет, это не работает, «я сначала буду делать что-то для развития страны, а потом буду пристраивать Трезубец к автомобилю». Каждый из нас должен гордиться результатами своей работы и успешной страной, а не просто тем, что мы – украинцы, Богом данные Земле. Слова без действий не работают.

Успешными должны быть все: ты и твои – страна, город, семья. Только по такой схеме мы создадим нормальную историю.

 

Реклама

Trending

Все материалы сайта и журнала PROMAN Ukraine защищены украинскими и международными законами о соблюдении авторских прав. Любое использование материалов журнала возможно лишь после согласования с редакцией. При использовании материалов с сайта proman.com.ua прямая открытая гиперссылка на ресурс не ниже второго абзаца текста обязательна