Connect with us

Персоны

Ярослав Заблоцкий: «В моем мышлении отсутствуют рамки, согласно которым я чего-то не могу»

Опубликовано

,

Success Story основателя сети стоматологических клиник Zablotskyy Clinic Ярослава Заблоцкого достойна мотивирующего фильма о том, как не бояться кардинально изменить свою жизнь и стать успешным бизнесменом после 40 лет, как без бизнес-образования заработать целое состояние  после выплаты более 150 займов и кредитов, как научиться рисковать и масштабировать бизнес, имея в своем арсенале лишь хорошо развитую интуицию, чувство юмора и невероятную харизму. И главное – как от всего этого получать удовольствие.

Секретами своего успеха собственник одного из самых дорогих брендов в Украине в сфере профессиональных медицинских услуг поделился с Proman Ukraine.

Ярослав Заблоцкий


Ярослав, вы задумались об открытии собственного бизнеса лишь в 38 лет, занимаясь до этого медицинской практикой и научной деятельностью. Чем продиктовано решение сменить вектор движения? Какая у вас была мотивация заняться частным предпринимательством?

Когда мне было 35 лет, я стал доцентом кафедры Львовского медицинского университета. В тот период времени это было что-то невозможное, ведь доцентами становились люди, которым оставалось несколько лет до пенсии. Помню, на эту роль вместе со мной претендовал человек 53 лет. Получается, что я его обошел и сделал головокружительную карьеру. Став доцентом, я хотел изменить мир стоматологии – уже украинской, но еще советской по своей сути. Я не знал, какой должна быть современная стоматология, но мне казалось, что я смогу это сделать, что мне по силам задуманные процессы трансформации. Я знал, наверняка, что стоматология должна стать не такой, какой она была.

Моя энергия как молодого доцента била ключом. Я хотел всё менять! Однажды я пришел к сотрудникам, работавшим со мной, и предложил купить перчатки, салфетки для пациентов, предостерегающие их от различных загрязнений во время медицинских процедур. Коллеги удивились: «Как это, купить?!» – «Да вот так, сброситься деньгами и купить», – ответил я. «Нет-нет, это же наши собственные деньги, – недоумевали коллеги. – Вот если нам дадут на это финансы, тогда, пожалуйста…». Помню, я потратил как минимум три месяца, чтобы сделать для всех сотрудников кафедры именные бейджи. Я хотел, чтобы сотрудники университета выглядели, как нормальные цивилизованные люди. Многие из коллег не поняли такого жеста и отказались их носить.

Это лишь немногие из примеров, благодаря которым я осознал, что не смогу изменить существующую медицину в рамках государственного учреждения. И тогда я решил, что единственный выход, – создать собственную частную клинику.

Читайте по теме:
Украинский педагог, чьи ученики устраиваются работать Google, Facebook и Microsoft вывел алгоритм успеха в современном мире

Думаю, вы согласитесь, что многие люди, не достигшие успеха до 40 лет, сходят с дистанции, начинают в себе разочаровываться. Что вы им посоветуете? Как не терять веру в себя и не ставить на себе крест в профессиональном плане после 35 лет?

Мне 58 лет, и я не только не схожу с дистанции, я считаю, что пока есть силы – нужно работать. В этом контексте на ум приходит замечательная фраза: «Раньше я был молодой и красивый, а теперь – просто красивый». А ответом на ваш вопрос будет мое расписание. На протяжении последних девяти лет я три дня в неделю работаю во Львове, три – в Киеве: вечером в понедельник я сажусь на поезд, в 6-30 утра прибываю в столицу, беру такси и еду на квартиру, после чего – на работу. В 8-30 утра я уже нахожусь в киевской клинике.

«Мне 58 лет, и я не только не схожу с дистанции, я считаю, что пока есть силы – нужно работать»

Мое рабочее утро начинается с собраний: во вторник – собрание с админис-траторами, в среду – со всем коллективом, в четверг – с директоратом. В четверг вечером я сажусь на самолет и лечу во Львов. Примерно в 21-30 самолет приземляется, меня встречает жена и мы вместе едем домой. В пятницу в 8-30 утра я провожу собрание со всем коллективом львовской клиники, в субботу – с коллективом учебного центра «Академии Заблоцкого», а в понедельник — с администраторами. В воскресенье, как правило, у меня выходной день, хотя отдыхать я не люблю. Один выходной день еще можно себе позволить, а два – это уже слишком много.

Такое расписание меня вдохновляет, потому что в нем – моя жизнь. Следовательно, основной message для достижения успеха – это быть занятым.

А наличие свободного времени – это плохая, разрушающая вещь.

Ярослав, в какой семье вы выросли? Как родители повлияли на ваше мировоззрение?

Мой отец всю жизнь проработал водителем автобуса. Он был очень талантливым человеком, обладал феноменальной памятью, цитировал наизусть многие произведения Тараса Шевченко. Ни один день рождения  ни одного его друга не проходил без участия моего отца, бравшего на себя роль тамады. Причем его друзья были врачи, инженеры,  и даже многие первые люди в районном центре.

«В моем мышлении отсутствуют рамки, согласно которым я что-то могу, а что-то – нет»

Несмотря на то, что моя семья жила в маленьком городе (г. Сокаль, Львовская обл. – Ред.), и мой отец имел очень земную профессию, он не ограничивал  меня в никаких действиях. В моем мышлении отсутствуют рамки, согласно которым я что-то могу, а что-то – нет. Ведь как зачастую происходит? Если в семье, к примеру, отец – водитель автобуса, то сын о другом, большем и не мечтает. Если отец – врач, то сын вряд ли будет мечтать о президентстве в стране. Всё как бы заранее предопределено. В моем случае всё по-другому, и это благодаря отцу. Он мог бы сказать мне: «Будь тише воды, работай себе тихонько», но он этого не сделал. Как в детстве, так и сейчас у меня нет каких-либо границ в мышлении – я все могу!

Ярослав Заблоцкий

А какая социальная среда, как вы считаете, мотивирует людей добиваться успеха?

Благодаря жизненным примерам своих сверстников я наблюдаю определенную закономерность: у людей, которым всё подарили родители, не осталось почти ничего, а люди, не имевшие ничего (собственной квартиры в городе и т.п.), добились серьезных успехов.  Помните, существовал так называемый «московский синдром»? Суть его в том, что человеку, живущему в Киеве (или другом мегаполисе), имеющему квартиру и машину, считавшимися главными атрибутами успеха, уже больше ничего не нужно. Когда данные атрибуты достаются благодаря родителям, это очень расслабляет. Другими словами, коренным жителям, не всем, конечно, ничего не нужно, приезжим – нужно все!

«Начало представления того, что у тебя всё супер, в том числе – в бизнесе – это начало конца твоего бизнеса»

Следовательно, дело не в социальной среде, а в том, когда людям слишком хорошо, они останавливаются. Начало представления того, что у тебя всё супер, в том числе – в бизнесе – это начало конца твоего бизнеса.

Ярослав, вы не раз подчеркивали, что построили миллионный бизнес исключительно на кредитах. Могу предположить, что наличие долговых обязательств мешало спокойному сну… Сколько ночей вы не спали? Был ли страх прогореть, и как вы с ним справлялись?

Вся моя жизнь — в кредитах, я всегда хотел больше, чем мог. Точнее, я никогда не мог себе позволить того, чего хотел. Женился я в 23 года, а в 26 лет начал строительство собственного дома (демонстрирует Proman Ukraine фото загородного особняка на своей странице в социальной сети. – Ред.). Именно для этой цели я взял свой первый кредит – 20 тыс. рублей. Наверное, я был одним из первых в такой стране, как СССР кому выдали кредит чековой книжкой. Чековая книжка – это не деньги, это в буквальном смысле кусок бумаги, с ним я ездил по магазинам и обучал продавцов тому, что покупки можно совершать не только за деньги. Так или иначе за три года я построил дом для своей семьи, и мы живем там с 1990 года.

«В 1996-98 годах мне приходилось одалживать на жизнь даже по $5.  Не хватало денег, чтобы заправить автомобиль. А тех денег, что были, хватало лишь на хлеб — и это был хлеб без масла»

Следующий кредит был взят на строи-тельство львовской клиники, я тогда взял взаймы очень внушительную сумму. В общем итоге у меня было 150 кредиторов! И это помимо долгов, оформлявшихся под закупку медицинского оборудования. Помню, как тогда в 1996-98 годах мне приходилось одалживать на жизнь даже по $5.  Не хватало денег, чтобы заправить автомобиль. А тех денег, что были, хватало лишь на хлеб — и это был хлеб без масла.

Но при всем этом я даже думать не мог, что сойду с дистанции и перестану заниматься бизнесом. Ведь кредиты – это такая изгородь, стоящая позади человека и не позволяющая ему передумать. Когда на тебе «висит» кредит, это не позволяет совершать шаги к отступлению. Тем более в то время у меня уже была семья – жена и двое детей, поэтому страх отсутствовал, было лишь желание постоянно двигаться вперед.

Ваша долговая «колония» затянулась на многие годы. Как реагировала  супруга на бизнес в кредит? Ведь зачастую женщины боятся долгов, тем более – долгосрочных…

Я всегда говорил жене: «Подожди, пожалуйста, шубу пока не будем покупать, сделаем это потом». Она соглашалась. И вот, расплатившись с первым кредитом, жена вздохнула с облегчением, что мы уже никому ничего не должны и, наверное, купим ей шубу. Но ровно через неделю мы взяли следующий кредит, причем кредит в размере €1 млн на строи-тельство клиники в Киеве. Потом – опять, опять и опять…

Жена все время вас поддерживала… в желании брать кредиты снова и снова?

Ей ничего не оставалось делать. Я не могу сказать, что она всегда со мной соглашалась. Иногда у меня попросту не хватало аргументов, чтобы убедить ее в целесообразности очередной моей идеи. Так, у нас была маленькая квартира, и я предложил жене ее продать, чтобы вырученные от сделки деньги стали стартовым капиталом для бизнеса. Жена была категорически не согласна, она не могла понять и принять иной сценарий, кроме как тот, что квартира достанется детям в наследство. Но мне всё же удалось ее убедить, что главное – не квартира, а бизнес, который приносит деньги. В итоге после продажи квартиры мы купили рентгеновский аппарат…

Читайте по теме:
Джек Ма: «Учитесь на ошибках других, а не на историях успеха»

То есть стоимость квартиры была равна стоимости одного рентген-аппарата?!

Совершенно верно. Когда квартира была, нам казалось, что вырученные от ее продажи деньги позволят покрыть хотя бы половину затрат на открытие клиники во Львове. Но эти мысли были далеки от действительности. Ведь в 1996–1997 годах я не понимал, сколько мне понадобится денежных вливаний в бизнес. В 2009 году, когда я открывал стоматологическую клинику в Киеве, я уже знал, что мне нужен €1 млн.

К тому времени я уже оброс огромным количеством слухов: коллеги недоумевали: «Где Заблоцкий взял деньги?!»  В то, что я их просто одолжил, никто не верил. Одолжить, разумеется, может каждый, но далеко не всем людям хватит силы воли принять такое решение. Помню, один мой друг даже придумал легенду: он сказал коллегам-стоматологам, что моя жена –  племянница Билла Клинтона. Такая выдумка, к моему удивлению, очень хорошо сработала, коллеги в нее поверили, и все денежные вопросы снялись сами собой.

Читайте по теме:
Психолог рассказал, с какими женами мужчины добиваются успеха, а с какими деградируют

Ярослав, какая женщина должна быть рядом, чтобы помочь мужчине добиться успеха, стать миллионером?

– Такая, как моя жена!

– Какая она – ваша жена? Расскажите о ней…

– Моя жена – преподаватель музыки по классу фортепиано во львовской специализированной музыкальной школе-интернате имени Соломии Крушельницкой. Двадцать лет тому назад я попросил ее помочь мне в бизнесе. Попросил помочь временно, но по сей день моя жена – директор клиники во Львове. Причем она не бросила преподавательскую деятельность, а умело выступает в двух совершенно разных ипостасях. У нас с ней точка непонимания лишь в одном: я говорю, что клиника – это ее основная работа, а музыка – это хобби, она же утверждает, что наоборот. Вот так и живем. Как сказал один мой близкий друг, в совместной работе с женой есть недостатки и преимущества. К счастью, преимуществ больше.

В 2014 году вышла в свет ваша книга «Как я стал Заблоцким», отдельного внимания в которой заслуживают «отцовские» главы. Чем занимаются ваши дети? Как вы их воспитываете? Даете советы, или предпочитае-те дистанцироваться и предоставить им полную свободу действий?

Мои дети выбрали мою профессию. Это, с одной стороны, радует, с другой – увеличивает мою ответственность перед ними, не дает расслабиться. Представим, мой сын стал архитектором, я бы сказал: «О’кей, делай, что хочешь». А в случае с медициной я не могу абстрагироваться, не могу НЕ советовать. Сыну сейчас 28 лет, он уже окончил лечебный факультет в Кракове на английском языке и сейчас на польском языке заканчивает 4-й курс стоматологического факультета медицинского университета в Познани. После чего хочет еще учиться в Великобритании и стать челюстно-лицевым хирургом, для этого нужно иметь два высших медицинских образования. Думаю, что лет в 35—36 он вернется в Украину и будет работать в родной стране.

Моя дочь, как и жена, музыкант. Буквально перед вступительными экзаменами она сообщила мне о своем решении стать стоматологом. Сказать, что я удивился, – ничего не сказать. Но разубедить ее не смог. Моя дочь видела, как жила наша семья: и долги видела, и сумасшедший рабочий график, и способ жизни… Ее это не испугало, наоборот, послужило примером.

Что касается воспитания, то если я стою перед выбором: давать детям советы или нет, предпочитаю – давать, а не молчать.

Ярослав Заблоцкий

Ярослав, вы воспитывали детей в достатке, оплачивали их учебу и проживание за рубежом. Как расставляли границы в финансовом плане? Устанавливали ли для детей какие-либо табу на трату денег?

Когда моя дочь поступила в медицинский университет (а училась она на платном отделении), жена отдала ей свой новенький мерседес. В то время у нас в доме жила няня, ухаживавшая за моей больной мамой и выполнявшая определенную домашнюю работу, помогая и дочери. В один прекрасный день я осознал, что мне очень легко дается образование дочери: она садится в модный мамин автомобиль, приезжает домой, где всё готово, – приготовлено, выстирано и наглажено. Это открытие стало вызовом самому себе: я не мог понять, почему моему отцу было тяжело меня учить, а мне дочь – легко? Но вскоре ситуация изменилась. Когда сложилось благоприятное стечение обстоятельств отправить дочку на учебу в Австрию, я постарался сделать это. Деньги на образование пришлось взять в долг, выплачивать который мне было так тяжело, что иногда я чуть не плакал. Было тяжело, но в то же время – и приятно, потому что я чувствовал себя так, как в свое время мой отец. Мои дети ценят мои усилия и знают, как тяжело мне дается их образование…

«Ни сыну, ни дочери я не покупал никакую недвижимость. Своих квартир у них не было и нет, они арендуют жилье. В приоритете всегда было образование,  благодаря приобретенной специальности вне зависимости от того, что будет со мной и моим бизнесом, мои дети не пропадут, смогут обеспечить себе достойную жизнь, причем в любой стране мира»

Когда дочери исполнилось 25 лет, мы с женой подарили ей машину. При этом сказали, что следующий автомобиль будет куплен за ее собственные деньги. Аналогичная ситуация и с сыном – первое авто мы ему подарили тоже в 25 лет, дальше пусть действует сам. Мои дети знают, что я им больше ничего не куплю.

Ни сыну, ни дочери я не покупал никакую недвижимость. Своих квартир у них не было и нет, они арендуют жилье. В приоритете всегда было образование,  благодаря приобретенной специальности вне зависимости от того, что будет со мной и моим бизнесом, мои дети не пропадут, смогут обеспечить себе достойную жизнь, причем в любой стране мира.

Читайте по теме:
Преподаватели Гарвардской бизнес-школы назвали ТОП-8 навыков руководителя

В далеких 1990-х годах, когда вы только начинали строить бизнес, стоматологи называли вас «Титаником», не верили в успех проекта. Что помогало двигаться вперед, несмотря на столь критичные взгляды коллег и профессионального окружения?

Моим ориентиром относительно того, как должна выглядеть современная стоматологическая клиника, были не аналогичные заведения, а каталоги продукции немецких компаний Siemens и KaVo Dental Excellence. Эти компании, как Mercedes – Benz и BMW в автомобилестроении, завоевали мировой рынок отрасли. Я смотрел на фото в каталогах и думал, что так живут все стоматологи мира.  Но когда впервые поехал в США и посетил порядка сорока клиник, то не увидел ни одной, похожей на мою во Львове.  Я позвонил жене и сказал: «У меня для тебя две новости. Первая – я возвращаюсь, мне Америка не понравилась. Вторая – помнишь свою любимую фразу актера Геннадия Хазанова, что «у мужчины должно быть два недостатка – красота и скромность»? Так вот, я возвращаюсь из США только с одним недостатком – и это красота. Всю скромность я оставил в Америке, потому что не увидел ни одной клиники, которая могла бы сравниться с нашей».

Другими словами, я думал, что построю обычную европейскую клинику, а оказалось, что я случайно создал клинику европейской мечты. Когда коллеги-стоматологи видели, что я строю что-то необычное, они посчитали это преждевременным действием – преждевременным не только для Львова, но для Киева и даже для Москвы. Надеясь на провал проекта, они назвали меня «Титаником», и это прозвище за мной закрепилось. Знаете, в книге «Бизнес в стиле фанк» есть фраза президента компании Canon Фудзио Митараи, и звучит она так: «Если вы вдруг придумали что-то такое интересное, пришли ко всем своим друзьям и рассказали об этом, а они ответили «молодец!», значит, идея – плоха. Если же на вас после презентации идеи смотрят как на идиота, значит, ваша задумка имеет все шансы стать тем, чего раньше никто не делал». Концепция моей клиники была уникальна и нереальна для восприятия другими стоматологами – именно это и помогало мне двигаться вперед, создавать то, что я хотел создать, давало веру и силы, не взирая на критику окружения.

Читайте по теме:
Как умные становятся бедными

Ярослав, вы первым в Украине вывели стоматологический бизнес на международный уровень продажи франшиз. Знаю, что по данной системе работает клиника в Болгарии. А на каком этапе находятся ваши франчайзинговые проекты в США и Великобритании?

Что касается США, то это не совсем франчайзинг, я делал лишь проект клиники и по сути ничего на этом не заработал. Но вы представляете, как это звучало – что у меня, украинского врача, заказали проект клиники в Вашингтоне?! Это – большая гордость.  Я тогда имел опыт общения с президентом компании KaVo Dental Excellence., после чего он решил предоставить мне скидку в размере 40% на приобретение стоматологичес-кого оборудования в любой стране мира. По его мнению, я был первым в мире, кто стандартизировал стоматологические клиники 5* с точки зрения звездности, как, например, в гостиничном бизнесе. Его ассистент не мог понять, как мне удалось за 10 минут разговора договориться о таком бонусе, какого до меня никогда не получал у них ни один дилер.

Еще два года назад мы планировали открыть клинику в Лондоне. И если бы не Brexit, мы планировали пригласить на работу врачей из Европы, которые имели право там работать, мы бы это сделали. В Лондоне нет клиники, которая по качеству услуг могла бы сравниться с нашей.  Говорю вам это, а сам не верю. В это трудно поверить, но это так и есть.

Запуская работу клиник премиум-сегмента на высококонкурентном рынке, вы пошли на огромный риск – не «сражаться» с уже существующими клиниками, а открыть новую нишу и возглавить ее. Не менее рискованным стало и решение назвать клинику своим именем, поставив на кон собственную репутацию. Тем не менее, совершая шаги на удачу, вы получали позитивный исход. Что срабатывало – интуиция, счастливый случай?

Вы правы, причем дважды. Срабатывала и интуиция, и удача. Но, согласитесь, фортуна улыбается лишь тем, кто что-то делает в этой жизни. Никогда удача не придет к человеку, если он просто сидит и ждет, что на него с неба упадет счастливый лотерейный билет. Так не бывает.

Я изначально не думал о том, чтобы назвать клинику своим именем. На ум приходило название «Классика». Но однажды я прочел статью Александры Сербенской, профессора Львовского национального университета имени Ивана Франко, касающуюся выбора названия для бренда. Я обратился к ней за помощью. «Что значит, как назвать? Клиника Заблоцкого!» – эмоционально ответила мне Александра. «Нет, это как-то странно, неудобно, что-то не то», – засомневался я. «Вы что, стыдитесь своего имени?! Доктор, запомните, повесить такую вывеску – несложно, сложно ее снимать», – парировала профессор. Я запомнил ее слова, и повесил вывеску. И меня опять никто не понял.

А что сыграло ведущую, решающую роль в достижении вами успеха?

Я обладаю очень хорошей интуицией, но понял это лишь со временем, раньше я этого не знал.  За время своего бизнес-пути я оброс множеством знакомств, общался с людьми, являющимися профессионалами своего дела. Это – Андрей Федорив, Игорь Гут, Евгений Глибовицкий, Ирина Бондаренко, Михайло Винницкий. Их я называю «своими докторами», они поставили диагноз моему бизнесу, назвав наш сервис лучшим в Украине. Это заставило меня задуматься: почему людям со стороны так кажется? Ведь я не ставил себе целью создать сервисную компанию. Я искал ответ на этот вопрос все 20 лет и нашел. Дело в том, что я всегда учил своих сотрудников тому, что мы работаем не с пациентами, не с клиентами, а с людьми, в силу обстоятельств (!) ставшими пациентами. Так вот, когда собственник бизнеса и вся его команда относятся к клиентам в первую очередь, как к людям, со стороны это кажется тем самым wow-сервисом.

Как вам удалось вывести бизнес в публичную плоскость? Какая маркетинговая стратегия сработала и оказалась самой эффективной?

У меня нет ответа на этот вопрос, мне казалось, что никакой маркетинговой стратегии не было; я вообще не знал, что означает это понятие. Вот и теперь, с нашим новым проектом Павел Шеремет был убежден, что я открыл «голубой океан», сформировав новую свободную от конкурентов нишу на рынке стоматологических услуг. Андрей Федорив утверждает, что открыв Dental Care Offices в Киеве и Львове, я запустил маркетинг на новой скорости, изменив не визуальное восприятие предоставляемых услуг, а всю бизнес-модель. Как было раньше? Раньше стоматологическим клиникам нужны были пациенты, очень сильно болевшие, именно на болезнях стоматологи зарабатывают деньги. Стоматологам нужно, чтобы у человека было много коронок, много больных зубов и много кариеса. Знаете, за что стоматологи поднимают первый тост? За кариес!

Я изменил бизнес-модель и пошел от обратного – решил не лечить украинцев, а сделать их здоровыми.

Ярослав, я бы хотела поговорить о роли личности в достижении успеха. Ваш фирменный стиль одежды – это красная бабочка и яркие деловые костюмы. Такой look сделал вас узнаваемым, послужил дополнением бренда «Заблоцкий». Как личный брендинг человека может повлиять на его успех? Как сделать себя незаурядным и интересным человеком для общества?

Я не являюсь обладателем степени МВА, я только недавно узнал, какое ударение в слове «маркетинг» правильное, я всегда действовал по наитию, двигаясь на ощупь. Это применимо и к стилю одежды – здесь тоже сработала интуиция.  Первый раз я надел галстук-бабочку, когда участвовал в одном публичном шоу, и этот аксессуар мне одолжил друг.  Получается, что я одалживал не только деньги для бизнеса, но и красную бабочку, которая потом стала  моим бренд-символом, я также одолжил у приятеля! Вскоре после этого шоу я попал на обложку одного модного глянца. Увидев такой мой look, многие друзья начали дарить мне галстуки-бабочки, уже собрал целую коллекцию (демонстрирует Proman Ukraine изобилие галстуков-бабочек в его рабочем кабинете в Киеве. – Ред.).

«Я убежден, что Украина – очень классная страна для развития бизнеса. В  государстве с населением свыше 40 млн человек существуют колоссальные возможности для предпринимателей»

Быть интересным публике – одного незаурядного внешнего вида недостаточно. Нужно принимать участие в разных мероприятиях. Я прихожу туда вдохновлять людей, зная, что мой опыт может быть полезен кому-то еще. Я убежден, что Украина – очень классная страна для развития бизнеса. В  государстве с населением свыше 40 млн человек существуют колоссальные возможности для предпринимателей. И я всегда об этом говорю молодым людям. Я уверен, что у нас есть все шансы построить систему предоставления медицинских услуг, в частности стоматологических, так, чтобы люди были здоровыми и не тратили деньги на лечение. Быть может, мы и не воспользуемся сложившимся положением реформирования, но как минимум нужно попытаться это сделать.

Может ли Украина стать ведущим европейским центром медицинского туризма? Ведь цены на соответствующие услуги делают и стоматологию в нашей стране популярной среди иностранцев…

Да, это возможно: отсутствие языковых барьеров, качество коммуникаций и конкурентное преимущество в плане географического расположения нашей страны свидетельствуют о перспективе стать европейским центром медицинского туризма. Но при этом нужно учитывать одну очень важную деталь: стоматологи в украинских государственных клиниках не платят налоги. Когда ситуация изменится в корень и налоги должным образом будут платить в казну все, в том числе – и стоматологи (а так оно и будет, это – аксиома), стоматология частично утратит свою ценовую привлекательность. Но пока об этом говорить рано, как и о том, что Украина станет ведущим центром медицинского туризма в Европе. Со временем – возможно, но не в ближайшем будущем.

Однако я не люблю приезжих клиентов, предпочитаю работать с украинцами и для украинцев.  Если люди прибегают к медицинскому туризму, значит, у них в стране что-то не так, просто они ищут дешевизны. А это – ошибочный вектор мышления. Искать лечение подешевле – неинтересная история.

Вы не раз подчеркивали в прессе, что с удовольствием инвестируете собственное время в то, чтобы делиться приобретенным опытом с молодыми украинцами – новичками в бизнесе. Может ли обычный человек обратиться к вам через соцсети и получить совет?

Как правило, я никогда и никому не отказываю. Вообще говоря, еще не было ни одной встречи, на которой бы я присутствовал и не ответил на вопросы аудитории. Что касается советов в режиме online, мне кажется, лучше вести живой диалог, тогда гораздо легче понимать друг друга. В социальных сетях это делать не так уж просто.

Ярослав, уверена, вы согласитесь с мыслью, что забота о своем здоровье – это показатель уровня культуры и осознанности населения страны. По сравнению с развитыми мировыми государствами у украинцев культура заботы о здоровье находится на очень низком уровне, отсутствует культ профилактики и работы на предупреждение болезней. Зачастую даже успешные и обеспеченные люди не имеют времени и желания на визит к стоматологу… Что с этим делать? Как воспитать осознанность в этом вопросе?

Читайте по теме:
21-летний миллионер, получивший работу в Facebook в 17 лет: «Благодаря технологиям дети из бедных семей могут достичь успеха»

Я очень долго задумывался над тем, почему культура заботы о своем здоровье на западе сильно отчается от той, которая есть в Украине. Пришел к выводу, что дело в двух вещах – страхе и деньгах. Поясню.  В развитых европейских странах женщины в возрасте после 40 лет должны гдето один раз в год делать маммографию, чтобы не пропустить рак молочной железы на самых ранних стадиях его проявлениях. Затраты на эту процедуру компенсируются страховой компанией. Если же человек в срок не пройдет указанную диагностику, то никакой денежной компенсации (покрытия расходов) он не получит. То есть, если после пропуска указанного срока прохождения диагностики человек заболеет, он должен будет самостоятельно оплатить операцию. А стоимость ее – порядка €100 тыс. Поэтому каждый гражданин Европы понимает, что он не сможет засунуть руку в карман и вынуть эти деньги, значит, если ему предназначена диагностика, он ее пройдет. Он ни за что не пропустит профилактический визит, придет в клинику еще до начала часов ее работы.

«У украинцев отсутствует персональная ответственность за свое здоровье.  Мне кажется, что многие из нас ждут избрания нового президента, который придет и почистит нам зубы!»

Европа понимает, Америка понимает, весь мир уже понимает, что профилактика стоит дешевле – как для государства, так и для каждого его гражданина. Мы пока этого не понимаем.  У украинцев отсутствует персональная ответственность за свое здоровье.  Мне кажется, что многие из нас ждут избрания нового президента, который придет и почистит нам зубы!

Верите ли вы, что украинцы смогут массово жить до ста лет? Как нужно заботиться о своем здоровье и что каждый из нас может сделать уже сегодня для достижения долголетия?

Безусловно, я в это верю. Ведь если обратиться к статистике, то за последние 20 лет продолжительность жизни украинцев значительно выросла. На вопрос, как жить дольше, мой ответ однозначен: жить лучше (и дольше!) – с зубами. Во-первых, желательно чистить зубы не два раза в день, а даже три. Желательно всегда иметь зубную щетку при себе, даже на работе. Это нетяжело и недорого. Также следует дважды в год обращаться к стоматологам с целью профилактики. Если вы будете это соблюдать, вы будете здоровыми. А значит – приблизитесь к долголетию.  Во-вторых, деньги, предназначенные на стоматолога в случае лечения, вы сможете потратить на отдых. Это будет правильным распределением ресурсов, приближающим каждого из нас к долголетию

Реклама

Trending

Все материалы сайта и журнала PROMAN Ukraine защищены украинскими и международными законами о соблюдении авторских прав. Любое использование материалов журнала возможно лишь после согласования с редакцией. При использовании материалов с сайта proman.com.ua прямая открытая гиперссылка на ресурс не ниже второго абзаца текста обязательна